«Козырь в рукаве» – так назывался материал, помещенный в «Ставропольской правде» 22 июля нынешнего года. Речь в публикации шла о том, что сотрудники лицензионно-разрешительной работы милицейского главка края отказались выдать лицензии на приобретение нарезного оружия А. Емельянову и некоторым другим охотникам КМВ, мотивируя это тем, что у заявителей отсутствует сигнализация, установленная отделом вневедомственной охраны милиции. Принимавшая документы подполковник Р. Суслова отказалась дать заявителям письменный мотивированный отказ и не ознакомила с текстом приказа министра МВД, требующего установки подобной сигнализации. А. Емельянов, обратившийся в редакцию «СП», подчеркивал, что в данной ситуации ущемлены его права как гражданина РФ: верховенство федерального закона попирается ведомственным документом, который большинству граждан недоступен. Пистолет

Каких-либо выводов из письма А. Емельянова и разъяснений сотрудников отдела лицензионно-разрешительной работы редакция делать не стала. Понадеялась, что контролирующие, надзирающие органы дадут охотникам края на спорный вопрос четкий и ясный ответ. Однако компетентные структуры пока еще хранят молчание. Разъяснение же (хотя и косвенное) пришло с совершенно неожиданной стороны – из Верховного суда РФ. Он не только не согласился с требованиями ведомственного приказа об установке специальной сигнализации, но и откорректировал (ввел послабления) некоторые правила хранения оружия: к примеру, в палатке и на съемной квартире сейф можно не устанавливать вообще.

Как сообщает издание «Время новостей», по решению суда правило инструкции МВД по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов в части, «обязывающей граждан Российской Федерации хранить принадлежащее им оружие и патроны по месту пребывания в запираемых на замок сейфах или металлических шкафах, ящиках из высокопрочных материалов либо в деревянных ящиках, обитых железом», больше не действует. Единственное требование к владельцам оружия в таких случаях – не допускать к нему посторонних лиц. Правда, отмечает издание, как именно не допускать и кого считать при этом «посторонними лицами», остается непонятным.

Кроме того, возникала и новая правовая коллизия. С одной стороны, решение это справедливо по отношению, например, к охотникам, которым не надо брать с собой вместе с палаткой еще и сейф для ружья, или к военным, которые ведут кочевой образ жизни в силу своей профессии. С другой же стороны, получается, что те, кто хранит оружие там, где постоянно зарегистрирован, должны выполнять особые требования: обзаводиться сейфами, металлическими шкафами и высокопрочными ящиками и принимать у себя участкового с проверками. А те, кто живет, например, на съемной квартире, но зарегистрирован в другом месте, от этих процедур отныне избавлены.

Формальное требование возить с собой и иметь везде, где только можно, сейфы вызывало недовольство у многих людей, имеющих право на хранение оружия, особенно у охотников. Мало того что сейф – далеко не легкая ноша, его еще и к стене прикручивать надо – что особенно проблематично, если живешь, например, в брезентовой палатке в лесу.

Видимо, одного из россиян – Александра Литовченко – это задело настолько, что он обратился в ВС с требованием отменить абсурдное, на его взгляд, правило. Спор с МВД он выиграл и во многом благодаря тому, что в свое время нормотворцы, создавшие инструкцию, немного запутались с определениями «место жительства» и «место пребывания», не расшифровали и не уточнили их. Выходит, даже после решения высшей судебной инстанции получилась не точка, а какое-то многоточие.

Алексей ЛАЗАРЕВ