Как уже сообщалось, в краевом центре прошел первый совместный прием граждан главным судебным приставом края Дмитрием Ткаченко и начальником юридического отдела аппарата уполномоченного по правам человека Геннадием Страшко. Он состоялся в рамках подписанного в июле этого года соглашения о сотрудничестве и взаимодействии в вопросах защиты прав человека, которое УФССП по СК заключило с омбудсменом. Как обещал, вступая в должность, Дмитрий Ткаченко, быть открытым для прессы, так он и поступил – на прием были приглашены и представители средств массовой информации. Что в полной мере можно назвать смелым шагом, ведь многие записавшиеся на прием люди пришли к главному приставу явно не с похвалами в адрес службы.
Главный судебный пристав Ставропольского края Дмитрий Ткаченко (справа) и начальник юридического отдела аппарата уполномоченного по правам человека Геннадий Страшко

Главный судебный пристав Ставропольского края Дмитрий Ткаченко (справа) и начальник юридического отдела аппарата уполномоченного по правам человека Геннадий Страшко

© Фото: Юлия ФИЛЬ

Дом под окном

Супруги Марковские из Ставрополя жаловались на неисполнение решения суда, согласно которому незаконная постройка, возведенная аккурат под окнами их дома, должна быть снесена. Фабула такова: соседка супружеской четы «соорудила» строение, которое в буквальном смысле лишило Марковских солнечного света. В результате, считают супруги, дом потерял не только уют, но и упал в цене.

– Пять лет длилось судебное разбирательство по поводу сноса постройки, – рассказывает Александр Марковский, – но суд все же стал на нашу сторону. В марте этого года мы передали исполнительный лист в отдел судебных приставов. Но с тех пор дело не двинулось с места: мы каждую неделю ходили на прием к приставу-исполнителю, но он нас постоянно обманывал, утверждая, что выполняет все необходимые оперативные мероприятия, накладывает штрафы на не исполняющую решение суда соседку. Но, как оказалось, пристав палец о палец не ударил, а просто водил нас за нос. Потом наше дело передали другому, третьему приставу, но ничего не изменилось – незаконное строение как стояло, так и стоит.

Холодный душ

У Марии Польшиной своя беда: сосед сверху устроил небольшое «наводнение» и затопил сточными водами ее квартиру. «Плакали» не только свеженький ремонт в пострадавшем жилье, но и домашняя утварь. Суд постановил взыскать с виновника затопления 11 тысяч рублей в пользу потерпевшей. Добровольно рассчитываться обидчик не захотел, поэтому вся надежда на службу судебных приставов, которая должна была взыскать с должника сумму ущерба. И вот уже год как судебный пристав тянет кота за хвост.

– Пристав, не стесняясь, заявила мне, что сумма, которую должен сосед, слишком мала, чтобы из-за этого ей «напрягаться», искать моего должника и его имущество, – жалуется Польшина. – Я не знаю, может, для пристава эти деньги и смехотворны, но для меня они весьма существенны.

Дача, да не ваша

История Валентины Курякиной и вовсе из ряда вон. В 2004 году пенсионерка после смерти мужа решила продать дачу. Да по своей доверчивости отдала ключи от нее сразу после того, как получила от покупателей задаток. Ну а они до конца рассчитаться с владелицей не захотели. Через суд пенсионерка добилась расторжения договора купли-продажи и выселения горе-покупателей. Год назад суд вынес решение об освобождении дачи от незаконных жильцов. Но и по сей день они обитают на квадратных метрах Курякиной.

– Пристав откровенно не хотел исполнять свои обязанности, – вздыхает пенсионерка, – тянул время, то посылая меня за какими-то справками, то отказывался выезжать в дачный кооператив – дескать, у него нет транспорта. Потом посоветовал мне самой, в мои-то 73 года поехать на дачу и «выкинуть» оттуда моих обидчиков – мол, раз дача по закону моя, то и освобождать ее в моих силах. Пока длится вся эта волынка, горе-жильцы испортили на участке все, что могли: деревья срублены, виноградник высох. В доме стены и потолок почернели от сырости, пол пришел в негодность. Мебели, огородного инвентаря, больших бочек для полива нет, все вывезено.

Оргвыводы

Разговор с людьми во время личных встреч – это только видимая часть работы, основная начинается после обозначения и выявления наиболее сложных вопросов. Каждое обращение пришедших на прием Дмитрий Ткаченко взял на особый контроль. И по выражению его лица было видно, что кое-кому из его подчиненных после приема граждан будет весьма не сладко.

В личных встречах руководителя УФССП с гражданами есть, на мой взгляд, и еще один существенный положительный момент. И он заключается не столько в том, что первое лицо может получать информацию о недочетах в его ведомстве, как говорится, из первоисточника. Дебютное мероприятие, как мне кажется, показало, что в службе судебных приставов хорошего-то больше, чем плохого. Ведь всего на прием, о котором заблаговременно было объявлено и по радио, и в газетах, записались двадцать восемь человек. Прибыли девятнадцать. Что тоже показательно, если вспомнить, что у судебных приставов-исполнителей края на сегодняшний день в работе около шестисот тысяч исполнительных производств. То есть процент людей, откровенно недовольных качеством труда приставов, ничтожен.

– Прием граждан прошел в том режиме, в котором и планировался, – подвел итог Дмитрий Ткаченко. – Выявлены так называемые узкие места и недоработки. Могу сказать, что соответствующие меры реагирования, вплоть до дисциплинарного характера, если обоснованность жалоб и факты бездействия приставов-исполнителей подтвердятся, будут приняты. Подобные личные приемы граждан я планирую проводить не только в Ставрополе, но и сделать их выездными – раз в месяц обязательно буду посещать какой-то из районов края.

Юлия ФИЛЬ