Ссора

Первые пять лет жили, как говорится, душа в душу. Игорь брался за любое дело, кормил семью, при этом был против того, чтобы Оленька работала: я, мол, сам вас обеспечу, а твоя забота о доме, наводи там уют и порядок.

Правда, иногда высказывал претензии – по поводу модной одежды или прически. Кроме того, она постепенно лишилась всех своих подруг. Но поначалу как-то не обижалась на Игоря. К тому же и он ничего лишнего себе не позволял. Она чувствовала себя как за каменной стеной, пребывая в полной уверенности, что так будет всегда.

В знак признательности стремилась создать мужу домашний комфорт. Хочешь, любимый, воскресный завтрак в постель? – Пожалуйста. Ужин перед телевизором? – Да какие проблемы! Стирала, гладила, чистила обувь… Всем своим видом показывала, что ей приятны эти хлопоты, что всё в доме – ему, кормильцу, а она и сынишка – на втором плане.

А дальше события развивались таким образом. Хороший приятель Олиной мамы, влиятельный бизнесмен, пригласил Игоря к себе в строительную компанию ведущим менеджером, посулив немалые деньги. Кто откажется от щедрого заработка? Игорь был доволен.

В компании царили свободные нравы. И сотрудники, можно сказать, не «просыхали»: сегодня обмывали чей-то приход, завтра – уход, послезавтра – день рождения. Игорь незаметно втянулся в орбиту и этих вечеринок, и так называемых деловых переговоров с партнерами в ресторанах, встреч с клиентами и заказчиками в ночных клубах. Быстро обзавелся холостыми друзьями с их многочисленными подругами.

Ольгу он никуда не брал: это, дескать, корпоративная вечеринка – только для сотрудников, да и на переговорах ей тоже не место в сугубо мужском обществе, хотя там, кстати сказать, нередко присутствовали и дамы.

В таком духе – развеселом для мужа, но не для жены – минуло три года. Игорь приобрел капитал. Но что толку! Он не обогатил семью. Скандалы, ревность, слезы стали чуть ли не повседневными.

Ольга пробовала менять тактику поведения: не обращала внимания на пьяные загулы мужа, приходившего домой под утро, старалась не придавать значения звонкам незнакомых женщин и все более и более редким поцелуям Игоря.

Пытаясь жить только собой и сыном, нашла работу недалеко от дома, но Игорь даже и к этому уже отнесся как-то отрешенно-спокойно.

Наконец, не выдержав моральных тягот, Оля ушла с ребенком к матери. Спустя какое-то время Игорь попросил прощения, умолял вернуться. Она поверила. И, похоже, зря, потому что затем все продолжилось, как и прежде. Снова собрала вещи и покинула их жилье. И опять он бросился к ее ногам…

Третий раз он уже особо не звал ее – она пришла сама, потому что дом Игорь превратил в притон и с этим надо было что-то делать. Увидев здесь полуодетых девиц, она буквально впала в неистовство и высказала мужу все, что накипело на душе.

Однако его ответные слова повергли ее в шок. Оказывается, он пять лет жил для нее и сына, а теперь вот решил пожить только для себя, мол, жизнь-то одна, и неизвестно, сколько ему еще суждено топтать эту грешную землю. И так далее, и тому подобное.

Такого раньше он не говорил. Заявил: в Ольге он разочаровался – серая мышка с кучей комплексов, к тому же некоммуникабельная. Хотя на самом деле он кривил душой, потому что Оля всегда была привлекательна и всегда, если такой случай представлялся, – душой компании, любила активный отдых, посиделки с гитарой и песнями.

Игорь высказал ей все, что накопил за годы совместной жизни: мол, всегда ревновал ее к прошлым связям с мужчинами, так и не сумел ей этого простить, до сих пор считает, что она ему неоднократно изменяла. Короче, с ней скучно, и, кроме обустроенного быта, она ему ничего не дает. Поэтому он настаивает на разводе. Возможно, через какое-то время можно будет опять сойтись, а пока он хочет жить один, женщинам больше не верит и никогда уже официально не женится.

Ольга вдруг поняла: перед ней уже не Игорек, которого она боготворила, а чужой человек, оборотень, легкие деньги которого и связанная с ними беззаботная жизнь разрушили их любовь и семью…

Молча покинула дом. Теперь уже навсегда.