Нина Тимофеевна, пенсионерка:

– Я родилась и выросла в Грузии. Там похоронены мои родители, но я уже много лет из-за этого конфликта не могу вылететь на родину. Прожив в бывшей советской республике 25 лет, о грузинах могу сказать только теплые слова. И никакая война и беспредел грузинских властей не смогут изменить мое доброе отношение к братскому народу. Не могу не согласиться с Путиным, что беззаконию в Южной Осетии есть одно название – геноцид.

Валерий, старшеклассник:

– Говорить о войне в Южной Осетии нелегко – я сам осетин, там живут мои близкие. Бабушка и дед из Цхинвали, но, слава Богу, вовремя успели уехать. Сейчас все родственники находятся в Северной Осетии и вернуться домой в ближайшее время даже не мечтают. Думаю, российское правительство правильно поступает, что защищает осетин, потому что нам больше не на кого надеяться. Я не делю людей по национальности, но как я могу любить тех, кто убивает, кто пытается отобрать осетинскую землю?

Наталья, продавец:

– О происходящем в Осетии знаю поверхностно и рассуждать о причинах и виновниках трагедии не могу. На дела большой политики редко влияют простые граждане. Поэтому не буду судить по варварским действиям правительства Грузии обо всем народе, который наверняка хочет только мира. Жаль, что, как обычно, из-за политических игр страдают ни в чем не повинные люди.

Екатерина КОСТЕНКО