Сегодня в Промышленном районном суде начинается слушание уголовного дела в отношении двух слесарей по ремонту контрольно-измерительных приборов и автоматики отдела учёта транспортировки газа ОАО «Ставропольгоргаз». Суд

Они обвиняются в нарушении правил безопасности при ведении работ, в результате чего погибли два человека и один был тяжело ранен (ч. 2 ст.216 УК РФ). Взрыв бытового газа, который прогремел 24 апреля прошлого года в квартире № 59 дома-новостройки по улице Пирогова краевого центра, на несколько дней стал новостью номер один: о нем сообщали все краевые и российские СМИ, случившееся комментировали чиновники разного ранга, клявшиеся наказать виновных «по всей строгости закона». С первых дней было ясно, что в причинах трагедии четко просматривается «человеческий фактор». Вот как описывает случившееся жена погибшего при взрыве Юрия Бутылина Тамара Колиева:

– В тот злосчастный день мы с Юрой и риэлтором Людмилой Поповой пошли смотреть квартиру. Ее нам показывала сама хозяйка. Я сразу почувствовала, что пахнет газом, но она меня успокоила: дескать, это не газ, это новоселы, наверное, белят-красят-лакируют, вот и пахнет «химией». Я направилась на кухню: хотелось зрительно «расставить» мебель, осмотреть лоджию. А мой муж, Людмила и владелица квартиры прошли в комнату. Я сразу обратила внимание, что на кухне нет газовой плиты, только труба со счетчиком торчала из стены. Но спросить, почему нет плиты, не успела: на моих глазах на конце трубы надулся огромный огненный шар. Оторвавшись, он полетел прямо на меня. Я едва успела прикрыть лицо рукой, как шар с силой ударил меня и сбил с ног. Потом раздался оглушительный взрыв. Когда я пришла в себя, вокруг были обломки, пыль, висящая электропроводка. Услышала в комнате стоны, стала звать мужа. Вместе с ним вывела на лестничную площадку женщин. Кто-то из соседей вызвал «скорую», нас увезли в ожоговый центр. Юра умер второго мая, а через два дня не стало и Людмилы. Сама я пролежала в больнице почти три месяца, потом столько же лечилась амбулаторно — ожоги третьей степени просто так не проходят…

Следствие по уголовному делу поначалу шло ни шатко ни валко, а потом и вовсе было прекращено из-за того, что «установить лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не представилось возможным» (см. «Взрывная волна равнодушия», «СП», 15.02.2008). Возобновилось расследование лишь после того, как пострадавшие в этой истории подняли шум и потребовали найти виновных в гибели их родных. В результате следствия установлено, что взрыв произошел из-за двух слесарей «Ставропольгоргаза» М. и З., которые, не убедившись в том, что в квартире № 59 отсутствует не только газовая плита, но и заглушка на газовой трубе, осуществили пуск газа в домовые сети. В результате чего в квартиру поступило около 42 кубометров газа, который и «бабахнул» то ли от случайной искры, то ли от зажженной сигареты, сообщил пресс-секретарь райсуда А. Чепурной.

Кстати, в ходе расследования выяснились и иные любопытные вещи: например, ряд положений регламентирует, что газоопасные работы слесари должны были вести непременно под присмотром мастера, так как сами допуска к их проведению не имели. И, как следует из обвинительного заключения, наряд-допуск на проведение газоопасных работ был выписан, руководить ими должен был мастер отдела учета транспортировки газа ОАО «Ставропольгоргаз» П. Но он самоустранился от выполнения возложенных на него обязанностей: не только не провел необходимый инструктаж подчиненных, но и вообще не выезжал на место работ.

* * *

Юлия ФИЛЬ