Учитель. Школа

Так, сейчас учителя, чтобы побольше заработать, набирают учебных часов на полторы-две ставки, частенько превращаясь в перегруженных и замотанных урокодателей. Высокому качеству преподавания это не способствует. Чтобы поднять, как нынче говорят, уровень образовательных услуг, и задумывалась НСОТ. Принцип ее исполнения в школах таков: заработная плата состоит из базовой (70 процентов) и стимулирующей (30 процентов) частей. Базовая оплачивает выполнение государственного образовательного стандарта. Стимулирующая же идет на поощрение тех педагогов, кто работает наиболее качественно. Вроде бы просто: лучше учишь — больше зарабатываешь.

Как это будет выглядеть на деле в нашем крае, узнать пока не удалось — все, к кому я обратилась, включая руководство финансово-экономического отдела министерства образования, отвечали, что подробности эксперимента еще уточняются, говорить что-либо определенное рано. Однако поразмышлять над перспективами нововведения можно.

«Сколько вешать в граммах?»

Первое, над чем задумываешься: кто будет оценивать качество работы педагогов для последующего материального стимулирования? В методических рекомендациях называются специальные комиссии, управляющие советы школ с участием независимых экспертов и общественности, в том числе родителей учеников. Они же утверждают и критерии для определения качества преподавания. Что касается самих этих возможных критериев, то ставропольские работники образования – директора школ, педагоги, которых я попросила их сформулировать, чаще всего называли победы учащихся в олимпиадах, поступление выпускников в вузы, результаты сдачи ЕГЭ, средний балл успеваемости. Но если критерии таковы, то понятно, что лучше всего будет оплачиваться труд преподавателей лицеев и гимназий, больших инновационных школ. А сельские малокомплектные? А учителя-коррекционники, достижения которых менее видны, хотя не менее порой значимы?

Кроме того, уже ясно, что каждый «чих» учителю придется заносить в портфолио, чтобы предъявлять по требованию при выставлении повышающих коэффициентов. Как в рассказе Виктора Драгунского о пионерском соревновании: полил в классе цветы — пять баллов, перевел старушку через дорогу — десять... Сколько баллов получила бы моя любимая учительница литературы, которая когда-то возила наш класс в Феодосию просто потому, что очень любила книги внепрограммного Александра Грина? Мы там познакомились со старенькой вдовой писателя, хранительницей его музея, вместе с учениками еще одной замечательной энтузиастки, учительницы из ленинградской школы, соорудили импровизированный памятник Грину из морских камней – он простоял несколько лет. Смотрели на штормящее море, пели песню про бригантину, которая «поднимает паруса». Сколько стоит праздник детской души?..

На вопрос, не вызовет ли материальное стимулирование «по-новому» в педагогических коллективах раскол и конфликты, многие мои собеседники отвечали утвердительно. Впрочем, нашелся и оптимист. Директор Невинномысской гимназии № 10 «ЛИК» Александр Калкаев уверил, что подобные критерии в его гимназии давно отработаны, действуют при распределении премий из надтарифного фонда, и коллектив с этой ситуацией справляется.

Цена вопроса

Однако не прав будет тот, кто решит, что появление в учительском заработке стимулирующей части и есть главная интрига НСОТ. На взгляд многих экспертов, она скрыта в базовой части, которая, если читатель помнит, составляет 70 процентов заработной платы.

Дело в том, что НСОТ предлагается осуществлять в условиях подушевого финансирования школ, и базовая часть учительского жалованья будет напрямую зависеть от количества учащихся в школе и в каждом классе. Больше детей – больше денег. Меньше – соответственно. Чем это чревато, уже видно в тех регионах России, где эксперимент продолжается второй год.

Самый громкий скандал случился в Воронежской области. Первая зарплата по НСОТ оказалась у подавляющего большинства педагогов на 25-30 процентов меньше, чем по ЕТС. Правда, на руки они получили «по-старому», таково условие проведения эксперимента: падать заработок не должен. Но разочарование и возмущение людей было велико и вылилось далеко за пределы области в публикациях, открытых письмах и т. д. Особенно пострадали учителя небольших сельских школ, где количество детей в каждом классе редко дотягивает до нормы в 14 человек. В нашем крае таких сельских школ тоже достаточно. Да и в городах при нынешней демографической ситуации норма 25 учеников в классе далеко не всеми может быть выполнена.

Почти во всех субъектах, где идет эксперимент по новой системе оплаты труда в образовании, пришли к выводу: НСОТ в предлагаемом виде создает гиперзависимость заработка совсем не от качества педагогического труда, а от количества учащихся. Чтобы базовая часть зарплаты была приемлемой, приходится соединять классы, закрывать малокомплектные школы, сокращать учителей. Труднее всего в дотационных субъектах: ведь повышение зарплаты бюджетников предлагается осуществлять за счет средств регионов!

Круглый стол по этой теме состоялся в комитете по социальной политике ГДСК. В выступлении заместителя председателя правительства края Николая Пальцева прозвучали следующие цифры: на выплату зарплаты бюджетникам в соответствии с НСОТ «ассигнования в крае должны быть увеличены как минимум на 14 процентов. Для этого должны быть выделены дополнительные ассигнования в объеме 2,2 млрд. рублей».

Но, сказал также Н. Пальцев, это минимум! Оптимальный вариант – 20 процентов, или около 3 млрд. рублей.

Говорилось и о том, что новые условия оплаты труда в качестве эксперимента пока будут внедряться «в 3-5 подведомственных учреждениях и в 2-3 муниципальных образованиях края»…

*****

Как известно, один из героев «Ревизора», смотритель народных училищ Хлопов, любил повторять, что хуже нет, как служить «по просвещению»: всяк думает, что он в твоем деле понимает.

Череда бесконечных реформ, обрушенная на российское образование начиная с 90-х, эти бессмертные слова, похоже, подтверждает. Последняя по времени – Единый госэкзамен. Он мало кому из учителей и преподавателей высшей школы нравится, но за них, как всегда, решили, что так будет лучше. Однако помнится, ЕГЭ в педагогических коллективах края все-таки обсуждали, высказывались, порой бурно, пытались привлечь к проблеме внимание общественности.

Что касается новой системы оплаты труда, то создается впечатление, что педагогическая общественность Ставрополья ею пока не озабочена. Во всяком случае, разговаривая в процессе сбора материала для этой статьи с теми, кого в перспективе перемены коснутся в первую очередь, – учителями, директорами школ, – я обнаружила, что большинство моих собеседников в сути НСОТ толком не разбираются. «Что-то нам об этом на курсах читали», – вспоминали некоторые. То ли не повезло мне, то ли это «синдром Хлопова». Если все равно где-то там, в столицах, убеждены, что в твоем деле лучше понимают, есть ли смысл интересоваться?..

Между тем до начала эксперимента в крае осталось шесть недель.

Лариса ПРАЙСМАН

Синдром Хлопова / Газета «Ставропольская правда» / 15 июля 2008 г.