Вчера в Промышленном районном суде был вынесен приговор 24-летнему сварщику Павлу Соковых, убившему пойманного на месте преступления квартирного вора. Суд

Эта история произошла летом прошлого года: 28 июля около 14 часов Павел Соковых, вернувшись домой, обнаружил там непрошеных гостей – мужчину и женщину. Парочка, забравшаяся в квартиру, воспользовавшись отсутствием владельцев жилья, успела основательно похозяйничать – в руках у домушников Павел заметил монитор от своего компьютера, аудиоколонки и утюг. Как рассказывает Соковых, от неожиданности он спросил: «Что вы тут делаете?», на что получил «ответ» – удар в грудь. Павел упал, а парочка бросилась наутек. Опомнившись, Соковых бросился в погоню. У подъезда встретил соседа, который видел убегавших и вызвался помочь задержать воришек. Однако женщине, чья личность так и не была установлена следствием, удалось благополучно скрыться. А вот мужчине – им оказался 39-летний нигде не работающий, ранее судимый наркоман Андрей Мещеряков – повезло меньше: Павел с товарищем нагнали его через несколько сот метров. Повалив Мещерякова на землю, Соковых попросил друга вызвать милицию. Услышав, что его собираются передать в руки стражей порядка, Мещеряков предпринял, как говорится, попытку к бегству. Но его намерения скрыться Соковых пресек несколькими ударами по голове. Видимо, «приложился» не слабо – когда подъехали сотрудники Промышленного РОВД и забрали задержанного в райотдел, он прямо во время допроса потерял сознание и был госпитализирован в реанимацию четвертой горбольницы. Где и скончался через два дня, не приходя в сознание, от не совместимой с жизнью черепно-мозговой травмы.

Теперь уже Павел попал в разряд обвиняемых в уголовном преступлении: ему предъявили обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Однако в процессе судебного следствия гособвинение выступило с ходатайством о переквалификации дела на ч. 2 ст. 108 УК РФ – убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Суд приговорил Павла Соковых к двум годам лишения свободы условно и обязал выплатить матери убитого 67 тысяч рублей в качестве компенсации морального и имущественного вреда (к слову, иск был предъявлен на сумму свыше миллиона рублей. – Ю.Ф.).

Надо сказать, что приговор не устроил ни потерпевшую, мать погибшего Татьяну Мещерякову, ни осужденного. И одна, и второй не исключают его обжалования. И у каждой стороны свои резоны: Соковых считает приговор излишне жестким. Дескать, если застал вора в своей квартире, получается, что его нельзя и пальцем тронуть. Татьяна Мещерякова, напротив, уверена в неоправданной либеральности правосудия и в том, что никакой квартирной кражи и в помине не было, а ее сына убили... по заказу.

– Я знаю, – заявила она, – что мой сын ни в какую квартиру не проникал, чтобы что-то украсть. Он хоть и не работал и болен был наркоманией, в деньгах не нуждался – пенсию получал по инвалидности, я помогала их семье. И вообще был добрым и мягким человеком. А за неделю до трагедии он стал получать угрозы по телефону: не знаю, что сын там натворил, только звонили и ему, и мне и угрожали. Я думаю, что случившееся – следствие этих угроз. Только доказать мне этот факт нечем.

Юлия ФИЛЬ