Николай Байбаков (слева) и Илья Якубов (справа) встретились в Кисловодске.

Николай Байбаков (слева) и Илья Якубов (справа) встретились в Кисловодске.

© Фото из архива И. Якубова

Илья Якубов

Илья Якубов

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Старейшине журналистского цеха Ставрополья 91-летнему Илье Якубову довелось не раз встречаться, беседовать с Н. Байбаковым. Вот что вспоминает Илья Аврумович:

– После войны меня назначили главным редактором грозненского областного радиокомитета. Среди множества тем, которые приходилось освещать журналистам в те годы, нас особенно интересовало развитие неф-тяной промышленности. Ведь грозненцы первыми в стране начали бурение сверхглубокой скважины. Вот и возникла идея побеседовать о новации с тогдашним наркомом нефтяной промышленности СССР Н. Байбаковым.

Позвонил в Москву, передал помощнику наркома вопросы, на которые хотелось бы услышать ответы. В условленное время вместе со стенографисткой пришел в кабинет начальника областного управления связи.

Наша беседа была очень интересной. Под конец разговора нарком спросил, не приходится ли мне родственником Авигадул Якубов? Услышав, что это родной брат моего отца, он похвалил дядю за большой вклад в освоение Небит-Дагского месторождения нефти и газа в Туркмении.

Минуло четверть века. Однажды я услышал, что в Кисловодск на отдых приехал председатель Госплана СССР Н. Байбаков. Набрался смелости, позвонил в санаторий имени Орджоникидзе. Нас соединили. Потом мы с женой приехали в санаторий. Николай Константинович восторгался Кисловодском, его природой, архитектурой. Разумеется, вспоминали и общих знакомых.

Я пригласил Н. Байбакова на свою дачу, которая находится буквально в двух шагах от знаменитой Лермонтовской скалы. А вскоре на дачу приехал и мой старый друг, директор научно-исследовательского нефтяного института, профессор Акивий Дорогочинский, который в то время тоже отдыхал в Кисловодске. Им с Байбаковым было о чем поговорить. В свое время Акивий Зиновьевич в соавторстве с Николаем Константиновичем написал книгу «Нефтяная и газовая промышленность Мексики».

С тех пор Николай Константинович, приезжая в Кисловодск, выкраивал время, чтобы несколько часов в тишине и покое провести на моей даче, полюбоваться прекрасным видом на Лермонтовскую скалу, послушать негромкое журчание речки Ольховки. Глядя на Эльбрус, он частенько вспоминал о своей мечте подняться на его вершину. Увы, врачи не разрешали...

Николай БЛИЗНЮК

У Лермонтовской скалы / Газета «Ставропольская правда» / 12 апреля 2008 г.