Отряд красных бойцов в с. Петровском. 1918 год. Гражданская война.

Отряд красных бойцов в с. Петровском. 1918 год. Гражданская война.

© Фото из фондов Ставропольского государственного музея-заповедника.

Генералитет Добровольческой армии и представители Антанты. 1919 год.

Генералитет Добровольческой армии и представители Антанты. 1919 год.

© Фото из фондов Ставропольского государственного музея-заповедника.

90 лет от начала Гражданской войны – еще один повод спокойно и бережно подойти к оценкам и непричесанной правде о тех далеких годах, какими бы горькими они ни были. Надо согласиться с современными исследователями, что история Гражданской войны в России еще долгое время будет предметом споров и многочисленных дискуссий. До сих пор в наших изначальных представлениях о Гражданской войне, увы, преобладают эмоциональные реакции любого толка мемуаристов, переживших эти события как личный духовный опыт. Хотя о братоубийственной трагедии написаны десятки тысяч книг, статей, создано средствами литературы, театра, кино бесчисленное количество произведений.

С каким-то особым любопытством, если угодно, трепетом перелистал некоторые страницы местных газет, издававшихся в 1918 году. Конечно же, чувствуется тяжелое дыхание революционной эпохи, безоглядная страсть противоположных оценок и ожиданий, по накалу тревог и полемических стрел остро напоминающих минувшие девяностые годы…

Строки из рупора эсеров «Северо-Кавказское слово», подогревающие всеобщий страх:

«…Кровавыми слезами плачет Родина-мать. А над ней царит кроткий образ Христа, дышащий беспредельной скорбью, безысходной мукой… Костлявая смерть хохочет зияющим ртом, танцуя канкан с торжествующим хамом».

Не трудно уразуметь, что «беспредельная скорбь» и «кроткий образ» относятся к интеллигенции, «торжествующий хам», конечно же, простые люди из рабочих и крестьян.

Напротив, газета большевиков «Заря свободы» (родоначальница нынешней «Ставропольской правды») решительно парировала:

«…Надолго ли хватит у рабочих, крестьян и солдат терпения слушать, как бесстыдно продавшаяся газета «Северо-Кавказское слово» лжет и клевещет на советскую власть».

Реплики из стенограммы Губернского съезда Советов (похоже, кто-то из эсеров):

«…если вы, большевики, были искренними борцами за мир внешний… то неужели вы отвергнете мир внутренний… когда сыновьям приходится выступать против отцов?»

Зиму и весну 1918 года на Ставрополье никак нельзя считать временем триумфального шествия советов. На Юге России разгоралось пламя военной междоусобицы. Сюда, на Дон, Кубань, Терек, стекались офицерство, присягнувшее царю и Отечеству, казачество, царские сановники, представители российской духовной и творческой элиты, дворянство, разночинный люд, не признающие новых жестких порядков революционного времени, а также потерявшие былые привилегии.

Создание частей Красной армии в губернии, революционные приказы, хроника боевых действий на так называемом Медвеженском фронте (ныне территория Красногвардейского района), десятки братских захоронений, сумятица и трагедия на всем пространстве сражающейся России… Все это – отдельная историческая глава с масштабными последствиями одного из самых противоречивых событий огромной страны в ХХ веке.

Но жизнь и тогда продолжалась. Не проще ли ее назвать историей повседневности? На страницах мест-ных газет рядом с тревожными сводками военных действий, распоряжений советской власти – удивительно провинциальная тишь и блажь растерявшихся обывателей, доморощенных поэтов, практикующих медиков, фотографов и парикмахеров. Бытовщина почти столетней давности, и в то же время призывающие к философствованию заголовки: «Страшен ли идейный анархизм?», «Алаверды советской власти»…

Из Театра им. М. С. Пахалова сообщается: «…Вчера был бенефис премьерши госпожи Юровой. Бенефицианка с успехом выступила в изящной комедии «Опасный флирт». Вся пьеса прошла в оживленном веселом темпе».

«Вышел из печати и поступил в продажу рассказ Г. Прозрителева «Великая русская Авдотья» (с натуры). Весь доход от продажи издания поступит в фонд безработных тружеников печатного дела».

В официальном разделе публикуется «Приказ Народного Комиссара по Военным делам Ставропольской губернии. 25 апреля 1918 года. Г. Ставрополь. § 6. Всем бывшим офицерам, военным чиновникам, военным врачам, юнкерам и воспитанникам кадетских корпусов, как состоящим на военной службе, так и уже демобилизованным, проживающим в городе Ставрополе, явиться в Комендантское Управление с документами для зарегистрирования в четырехдневный срок со дня опубликования настоящего приказа. Лица, уклоняющиеся от регистрации, по истечении объявленного срока будут арестованы и преданы суду Революционного Трибунала.

Народный комиссар по Военным Делам Ставропольской губернии П. Мирошников».

«Пеший резерв» – так называется еще одно сообщение: «На днях, при городской милиции формируется пеший резерв в помощь наличного состава милиционеров, т. к. штат милиционеров далее с той массой работ, которые на него возложены, не может справиться. Личный состав набран из безработных, главным образом из губерний, занятых неприятелем».

«На рынке»: «В субботу, 24 марта, на рынке нижнего базара наблюдалось значительное понижение цен на яйца. С 2 р. 50 к. за десяток цена упала до 1 р. 50 к. За городскую рыбу: сазан и судак обыватели выражают неудовольство за ее недоброкачественность».

«К съезду народных учителей»: «Губернский комиссар по народному образованию Панченко имел в виду в недалеком будущем разослать народным учителям средней школы Ставропольской губернии анкету для выяснения на местах положения народного образования. Комиссар по народному образованию решил в Ставрополе назначить на Пасху общегубернский съезд народных учителей».

* * *

Из многолетней музейно-краеведческой работы знаю, как дорожат мои коллеги крупицами повседневной истории края, сказать проще, «историей снизу». Очень часто для глубокого научного познания и музейно-экспозиционной интерпретации материала приходится сталкиваться с психологическими особенностями былой жизни людей, так сказать, «уходящей натурой». Не простое это дело – ощутить «аромат эпохи», особенно в годы революционных противостояний, когда ситуация обнажает крайние формы человеческой сути.

Кстати, опыт показывает, что не стоит слишком фетишировать некоторые архивные первоисточники. Их тоже создают, пишут, а то и подбрасывают очень разные люди: педантичные чиновники, вдумчивые канцеляристы, неисправимые романтики, кристально чистые герои, ну и, как бы помягче, мародеры от «крае-знания», которые занимают «поле боя» после того, как его покинули живые свидетели действительных событий.

Думаю, работникам музеев, архивов, библиотек, активистам Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры по плечу обогатить страницы истории Гражданской войны на Ставрополье фактами, миниатюрами, свидетельствами, которые вписываются в российскую историографическую панораму, ну а ученые, политики, публицисты, не кривя душой перед Истиной, воспользуются трудами местных краеведов.

Фотографии из фондов Ставропольского государственного музея-заповедника.

Вениамин ГОСДАНКЕР