Дочки-матери

Есть и другие, еще более загадочные совпадения. Все трое, несмотря на обилие браков, произвели на свет только по одному ребенку, и это были девочки. Но если бабушка-ветеран свою дочь Ирину воспитала сама, то уже Ира, переехавшая в Москву, однажды была поставлена перед неумолимым фактом: ее любимая двенадцатилетняя малышка заявила, что не может больше жить в столице, потому что любит Ставрополь и хочет перебраться к бабушке. Все это оказалось настолько серьезно, что пришлось обращаться к врачам и в конце концов подчиниться воле дочери. А когда она выросла и у нее появилась собственная дочь… Впрочем, чтобы нечаянно не запутать читателя, попробуем познакомиться с нашими героинями поближе.

Москва – Ставрополь

С Ириной мы жили на одной улице, и мне запомнились ее большие темные глаза, ослепительно белое личико, чистый голосок. Все называли ее «маленькая Ира»: хрупкая, небольшого роста, настоящая Дюймовочка. Потом наши пути разошлись, и вновь увидеть ее довелось нескоро. Встретились случайно. Рядом с ней стоял красивый парень, выпускник московского военного училища, ее муж. Ира превратилась в эффектную молодую женщину. Нетрудно было заметить, что на нее обращают внимание, как если бы она была невиданным цветком, выросшим вдруг посреди тротуара. Вероятно, это был дар судьбы. Мать познала войну, страх, кровь, а дочь воплотила ее мечту о нежности, красоте, спокойную уверенность в своих женских чарах. Впрочем, больше всего в ней привлекала внутренняя скромность и даже застенчивость – одна из главных причин ее феноменального успеха у мужчин. Поразительно однако, что именно Ира изменила своему мужу, затем в отчаянии изменил ей он, и они, слезно покаявшись друг перед другом, разошлись. Через несколько лет Ира вновь вышла замуж. Все шло хорошо до тех пор, пока двенадцатилетняя Виктория не надумала жить в Ставрополе. В Москве у Иры была прекрасная работа в какой-то секретной канцелярии, где ее высоко ценили. Хорошая зарплата и квартира… Вот только второй муж… Похоже, он не любил ее ребенка, хотя и тщательно это скрывал. Когда Вика уехала, они тихо и мирно развелись. Такое впечатление, будто брак на этом и держался. Вот, дескать, капризная девочка, но я хороший человек и все прощаю…

Ставрополь – Москва

Ира разрывалась между тем и другим домом, а в 18 лет ее Вика вышла замуж. Внешне она не была похожа на черноглазую мать, но внутренне… Такой же экзотический цветок, и все та же скромность и чистота в светло-голубых глазах. Свою дочь Настю Виктория родила в Москве рядом с молодой бабушкой. Ее муж накануне взял да и признался в том, что у него случился роман с бывшей одноклассницей, которая теперь тоже родила… Странно и непостижимо другое. Появившаяся на свет девочка, внучка Ирины, оказалась буквально ее копией, и Ира почувствовала, что не сможет расстаться с ней ни на минуту. Что это ее судьба – вырастить внучку как дочь, потому что они одно целое, что она и есть ее подлинная мать. Виктория в это время металась, болела, страдала, к тому же наметился новый брак, и мать уговорила дочь заняться своим здоровьем, а уже потом что-то решать. С тех пор прошло 18 лет. Настю, как того и хотела, вырастила в Москве бабушка Ира. Настя очень красива. Умные строгие глаза, светлая нежная кожа, но, увы, уже не детская полнота. Такой же полной стала и ее бабушка. Как ни странно, но Настю полнота не портит: есть в этом что-то кустодиевское и магически привлекательное. И молодые, и старые мужчины бросают на нее пылкие взгляды. Остается лишь с некоторым изумлением гадать – неужели и она повторит судьбу своей мамы и бабушки?

Зато можно быть уверенным в том, что эта семья сумеет сохраниться при любых обстоятельствах. Что бы ни происходило в их жизни, все обходится без скандалов, злобы, обвинений и обид. Ни одна из женщин в этой семье не пьет и не курит, все четверо прекрасные хозяйки. У каждой красивый чистый дом, уют, дорогие вещи, на всем печать изящества и вкуса. Кстати, ни Ирина, ни Виктория не имеют высшего образования, и только Настя нарушила «традицию», поступив в этом году на юрфак МГУ. Но, может быть, потому-то (кто знает?!) величайшей ценностью для них стал Дом? Ежегодные ремонты, безукоризненная чистота, всегда «вкусный» холодильник и удивительная атмосфера спокойствия, надежности, защиты. Всех держит мысль о Доме, и если что-то угрожает его существованию… Собственно, именно Дом разводил их с одними мужчинами и соединял с другими.

Как-то в разговоре с Ириной я спросила, откуда у них такие «принципы» и столько сил, чтобы их защищать? «От нашей бабушки», – был ответ. Она всегда им говорила: человек может перенести любые испытания, потому что изначально не одинок. Благодаря душе (психологи сказали бы – «коллективному бессознательному») человек уже внутри себя образует единое целое с другими людьми, и это поистине спасительное врожденное космическое чувство общности. Наверняка бабушкины речи были проще, но Ира понимала их сложную глубинную суть и действительно умела дружить с людьми, а значит, не была одинока и уже поэтому сильна.

А самым большим грехом в этой семье считаются ненависть и злоба. «Ненависть, – учила мудрая бабушка, – может дать человеку иллюзию силы, но что с ней, иллюзией, делать, он не знает, и в конце концов злоба с ним же и расправляется». Сама же я испытала на себе светлые чары Ирины в полной мере. А заключаются эти чары в том, что она умеет проникаться чувствами других людей, отождествлять себя с ними. Словно бы даже растворяясь в них и вызывая ответное доверие. Это редкое качество называют эмпатией, и оно присуще хорошим учителям, священникам, врачам – вообще людям публичных профессий. Но больше всего меня все-таки удивляет не поддающаяся разумению история с побегом дочек от своих мам к бабушкам. Впрочем, я не решалась спросить Ирину напрямую, и в какой-то момент, словно угадав мои мысли, она сказала мне откровенно: «Дети остро нуждаются в духовной силе и крепости своих родителей, и если они ее от них не получают, а кто-то из близких эту силу может дать…». Тут Ира вздохнула то ли печально, то ли счастливо: «Вот так и сбежали, – сказала она, – наши дочки к нам, бабушкам…».

Светлана СОЛОДСКИХ