Кисловодское «море», так выглядит оно сегодня

Кисловодское «море», так выглядит оно сегодня

© Фото: Николай БЛИЗНЮК

Шесть лет назад поток легко смывал бетонные блоки, которыми пытались укрепить дамбу.

Шесть лет назад поток легко смывал бетонные блоки, которыми пытались укрепить дамбу.

© Фото из архива администрации Кисловодска

Буйство стихии

Насколько близка была катастрофа, главный инженер управления жилищно-коммунального хозяйства Кисловодска Валерий Глотов знает не понаслышке.

– 22 июня в десять часов вечера я стоял на дамбе. Со стороны чаши водохранилища вода билась мне об ноги. Со стороны обводного канала в насыпи дамбы вымыло глубокую яму длиной метров в 150, – вспоминает Валерий Георгиевич. – Если бы дождь продолжился еще с полчаса, дамбу бы прорвало, и тогда досталось бы всем, даже Георгиевску.

К счастью, до этого не дошло. Стихия угомонилась, вода спала. И только тут удалось сполна оценить масштабы разрушений. Со стороны обводного канала вместе с частью земляного вала смыло и весь дренаж, без которого невозможно эксплуатировать водохранилище. Был разрушен Аликоновский водозабор. Толстенную трубу, по которой вода из реки Аликоновки поступала в отстойник, унесло – ее так и не нашли. Бешеный поток перехлестнул насыпь отстойника и полностью его заилил. Это при том, что площадь отстойника около трех гектаров и глубина пять метров.

На пяти изгибах русла Подкумок сильно подмыл берег. Вода уничтожила перепадные сооружения, повредила опоры и сместила плиты моста, который ведет из города в зону отдыха водохранилища. Наконец, чуть выше водоема, в районе улицы Кочубея, снесло кусок высокого берега, по которому проходила канализация. Из разорванных труб фекалии стекали прямо в реку.

Увидев все эти разрушения, власти Кисловодска приняли решение спустить воду из водохранилища. И вот уже шесть лет огромная чаша пустует.

Приказом министра мелиорации

Строительство огромного по меркам Кавминвод водохранилища на северной окраине Кисловодска могло осуществиться только в бытность советского мелиоративного монстра. Но даже тогда объект давался тяжело. Приказ №29 министр мелиорации и водного хозяйства РСФСР подписал 10 января 1975 года. Строительные работы начались спустя ровно год и продолжались восемь лет. За это время возвели плотину длиной почти в полтора километра и максимальной высотой 16 метров, облицевали ее железобетонными плитами, построили отстойник, множество гидротехнических сооружений, проложили новое русло Подкумка протяженностью 2,8 километра. И вот 30 декабря 1983 года государственная приемочная комиссия подписала акт. Так появилось на свет водохранилище площадью 66 гектаров, глубиной до 13 метров и емкостью 4,6 миллиона кубометров.

По задумке проектировщиков оно должно было решить сразу несколько задач. Огромный запас воды позволял летом вдоволь поливать расположенные в пойме Подкумка от Кисловодска до Ессентуков овощные плантации здешних колхозов и совхозов. Регулирование стока должно было предупредить эрозию берегов и оврагообразование. Наконец, водохранилище планировали широко использовать для отдыха кисловодчан и гостей курорта, а огромная водная гладь позволяла всерьез развивать водные виды спорта.

Постепенно все стало воплощаться в жизнь. Но проектировщики не учли масштабов возможного буйства стихии. Они даже не предусмотрели устройства для аварийного сброса воды. И эта оплошность едва не обернулась бедой.

За годы бездействия водохранилища, сопровождавшегося досужими толками о его якобы экологической и экономической нецелесообразности, кисловодчане уже потеряли надежду когда-нибудь вновь позагорать на берегу своего Кисловодского «моря», поплавать по его зеркальной глади на лодках и водных велосипедах. И, похоже, зря.

Удовольствие дорогое, но необходимое

О том, чтобы город или даже край на свои средства восстановил Кисловодское водохранилище, не могло быть и речи. Некоторые предприимчивые товарищи уже подумывали о том, чтобы использовать огромную чашу водохранилища под рынок или автостоянку. Правда, экологи эти прожекты осмеяли: хотя русло Подкумка отвели в сторону, но подпочвенные воды находятся очень близко. Поэтому ничего в чаше водохранилища не построишь. Да и было бы кощунством вот так бездарно разбазарить то добро, которое перешло в наследство от старшего поколения.

Все стало на свои места, когда вмешалось Федеральное агентство водных ресурсов. Это на его средства был разработан проект восстановления водохранилища и выполнены все работы. Под присмотром управления жилищно-коммунального хозяйства Кисловодска подрядчики и субподрядчики несколько лет устраняли то, что стихия натворила за двое суток.

– Заново отсыпана и укреплена сборным железобетоном и сваями дамба, воссозданы дренаж, водозаборы, вычищен от ила отстойник, – рассказывает замначальника УЖКХ Кисловодска по строительству Александр Мисюра. – Осталось последнее – заменить поврежденный мост новым. В первом квартале мы это сделаем.

Таким образом, в марте государственная программа восстановительных работ стоимостью свыше 200 миллионов рублей будет выполнена, и… наступит момент истины.

По поводу рационального расходования этих огромных денег ходит немало кривотолков. Ведь большая часть выполненных работ скрыта под толщей грунта. И хотя госзаказчик – минприроды Ставропольского края – ежемесячно контролировал, сколько и на какие цели было израсходовано федеральных денег, обыватели продолжают недоумевать: куда ушли 200 миллионов рублей?

Снять все сомнения можно только одним способом – пустив водохранилище в эксплуатацию. Но после бедствия 2002 года в нашей стране ввели весьма жесткий закон о безопасности гидротехнических сооружений. Он требует выполнить массу работ, пройти множество согласований и экспертиз, чтобы получить лицензию. Наконец, необходимо заключить договор об обязательном страховании гидротехнических сооружений. Все это требует денег. И немалых. По предварительным прикидкам – свыше двух миллионов рублей. Причем заплатить их должен собственник объекта – орган местного самоуправления. Для дотационного бюджета Кисловодска эта дополнительная нагрузка весьма ощутима.

– Мы ставим этот вопрос перед администрацией города и надеемся, что он будет решен положительно, – уверяет начальник управления жилищно-коммунального хозяйства Людмила Ковалевская. – Во всяком случае, наш куратор говорит, что воду этим летом в водохранилище запустим обязательно.

Впрочем, даже если администрация Кисловодска изыщет два миллиона рублей на документацию и будет выделять еще по два миллиона в год на содержание водохранилища, то все равно останется одна весьма неприятная закавыка. Дело в том, что в селах, расположенных выше по течению Подкумка и Аликоновки, нет центральной канализации и очистных сооружений, а потому нечистоты попадают в реки. В результате вода оказывается не пригодной для купания из-за чрезмерного бактериологического загрязнения. Поэтому не исключено, что вскоре после заполнения Кисловодского «моря» на его берегах по требованию сан-врачей появятся таблички «Купание запрещено».

Что же делать? Нужно либо строить очистные сооружения на реке Аликоновке, из которой осуществляется основной забор воды, либо прокладывать канализацию в расположенном выше по течению поселке Зеленогор-ском. Ни то, ни другое муниципалитету не по силам.

– Думаю, федералы помогут, – не теряет оптимизма главный инженер УЖКХ Валерий Глотов. – Ведь все понимают, что для федерального курорта такой водный объект необходим. А тут еще статус Кавминвод как особой экономической зоны, грядущая Олимпиада, в обеспечении которой будет задействован и Кисловодск…

Что ж, будем надеяться, что ко всем своим прелестям Кисловодск скоро прибавит и собственное «море». И тогда держись, Сочи!

Николай БЛИЗНЮК