Как известно, произошла рокировка главных федеральных инспекторов: наш А. Коробейников переведен в КЧР, а работавший в республике А. Руцинский – на Ставрополье. В полпредстве по ЮФО эту процедуру называют обычной ротацией кадров, чтобы, так сказать, глаз не замыливался. Однако не исключены и иные мотивы.
Андрей Руцинский

Андрей Руцинский

Об Андрее Руцинском мало что известно. Родился он в 1957 году в Черкесске. Как и президент – выходец из органов госбезопасности. До февраля 2005 года занимал должность первого заместителя начальника управления ФСБ по КЧР. Затем пересел в кресло главного федерального инспектора. Энергичный, целеустремленный и добропорядочный – так о нем отзываются коллеги.

На долю А. Руцинского в качестве главного федерального инспектора выпало не так много испытаний. Массовые волнения в республике, вызванные убийством семи молодых людей в октябре 2004 года, в котором обвинялся в первую очередь зять президента КЧР А. Каитов, пришлись на время предшественника на этом посту – Петра Марченко, которого и сменил А. Руцинский.

В социально-экономической жизни республики он известен тем, что активно надзирал за ходом реализации приоритетных нацпроектов. Даже возглавлял специальную рабочую группу, которая «мониторила» целевое расходование средств.

По заданию полпреда в ЮФО (в то время еще Д. Козака) занимался привлечением инвестиций в республику. В частности, на развитие курортно-рекреационных комплексов в Домбае и Архызе.

Очевидно, что Ставрополье по ряду показателей и темпам развития выглядит несколько привлекательнее, чем Карачаево-Черкесия. И в этой связи новое назначение А. Руцинского можно расценивать как некоторое повышение и предоставление ему возможности проявить себя на новом месте и в других условиях. Высказывается даже предположение о том, что А. Руцинский назначен в помощь нашему губернатору, чтобы усилить его позиции в регионе.

С другой стороны, фигура А. Коробейникова воспринимается как более мощная: еще до того как стать главным федеральным инспектором, он был заместителем главы администрации и зампредом правительства Ставропольского края, а затем и первым заместителем полпреда президента в ЮФО. В свое время А. Коробейников даже рассматривался на пост первого лица КЧР. И теперь не исключено, республика в определенной мере нуждается в его присутствии. Нынешний президент КЧР Мустафа Батдыев – один из 12 глав российских субъектов, которые до сих пор не прошли процедуру утверждения по новым правилам. Вместе с тем срок полномочий М. Батдыева истекает этой осенью. Соответственно ситуация в непростой республике может изрядно накалиться, и для стабилизации политический опыт нового назначенца может оказаться весьма полезным.

Так что сделанная рокировка, если продолжить шахматную терминологию, выглядит как усиление позиций обеих фигур.

Евгений СУХАРЕВ

Двойное усиление / Газета «Ставропольская правда» / 25 января 2008 г.