Сотовый телефон

Для кого-то число 13 все-таки настоящая чертова дюжина, и никак от такого неоспоримого факта «счастливчикам» не отвертеться. Именно в этот январский день в прошлом году Федор Петров (имя и фамилия изменены) купил себе мобильник Sony Ericsson почти за восемь тысяч рублей. Приобрел солидный человек трубку на проспекте К. Маркса в магазине ОАО «Связной Юг». В ноябре, за пару месяцев до окончания гарантийного срока, телефон вдруг стал вытворять настоящие чудеса – самопроизвольно отключался во время мобильной связи и в режиме ожидания.

Такие фокусы сотового аппарата не только нервировали Федора Александровича (впрочем, подобную реакцию они вызвали бы практически у любого человека), но, кроме того, у владельца телефона появились и другие неприятности – родственники и знакомые стали его упрекать в том, что он специально их игнорирует.

Петрову ничего не оставалось, как обратиться в магазин, где почти год назад приобрел злосчастную глючную трубку. В заявлении, написанном 21 ноября 2007 года, указал проблему и попросил заменить неисправный телефон на такой же новый или вернуть деньги. Заявление у него не приняли. Продавцы нашли какую-то туманную мотивировку: дескать, магазин не является самостоятельным юридическим лицом, а все вопросы решает ОАО «Связной Юг», находящееся в Ростове-на-Дону. Пришлось Федору Александровичу написать второе послание в торговую точку, в котором он еще и потребовал провести экспертизу в его присутствии. Лишь 30 ноября это заявление все-таки было принято, и то после того, как Петров, по его словам, пригрозил призвать на помощь «компетентные органы».

А через десять дней пришел официальный ответ из Ростова, где юрисконсульт «Связной Юг» Д. Михайлов пытался объяснить правдоискателю, что же ему необходимо делать. «Для выполнения ваших требований нужно явиться в магазин с телефоном и документами, – рассказывал юрисконсульт. – Там обратитесь к старшему продавцу, а он проведет проверку качества в вашем присутствии. Если дефект подтвердится и не будет вопросов по его возникновению, то вам сразу же вернут деньги». А если вопросы будут? Тогда, пообещал Д. Михайлов, мы проведем экспертизу за свой счет и для этого привлечем стороннюю организацию – авторизованный производителем сервисный центр.

Федор Александрович последовал полученной инструкции и принес телефон на пр. К. Маркса, но… проверки качества товара не последовало. Как призналась корреспонденту «СП» старший продавец магазина, она такую проверку провести не смогла, потому что не обладает техническими познаниями. Петрову же, по его словам, было предложено заплатить три тысячи рублей из своего кармана и отдать мобильник на независимую экспертизу в сервисный центр, а затем прийти за счетом после ремонта.

Однако Федор Александрович запротестовал. Заявил, что фирма-продавец и так уже перед ним виновата в том, что реализовала некачественный товар, и доверять ей как-то не особо хочется. Соответственно и проведение экспертизы (причем за счет магазина!) обязательно в его присутствии. На этом последнем моменте Петров настаивал особо.

Здесь надо бы пояснить некоторые нюансы. Как сообщил «СП» почетный адвокат, заслуженный юрист России Иван Сарычев, понятия «проверка качества» и «проведение экспертизы» далеко не идентичны. Да, статья 18 закона «О защите прав потребителей» однозначно говорит, что покупатель вправе участвовать в проверке качества товара. Но нигде не сказано об обязательном его присутствии во время экспертизы. Тут уже именно эксперты решают (или суд), допустить ли обратившихся к ним людей к этому процессу и на какой стадии. А то само понятие «независимой экспертизы» как-то размывается. Но вот то, что магазин отказывался принимать от Петрова заявления, является грубым нарушением законодательства.

Обращался Федор Александрович за помощью в Управление Роспотребнадзора по Ставропольскому краю. Оттуда он получил формальный ответ, в котором в основном были процитированы выдержки из статьи 18 закона «О защите прав потребителей».

Почему произошли такие неприятные накладки, мы намеревались выяснить у П. Артюхова, курирующего ставропольские магазины ОАО «Связной Юг». Когда уже был намечен день встречи, Петр вдруг позвонил и признался, что общаться с журналистом ему запрещено. Для этого, мол, есть официальный человек в Ростове-на-Дону, однако разыскать этого специалиста по связям с прессой в Ростове не удалось. Как оказалось, он уже давно трудится в Москве, в главном офисе фирмы (странно, что Артюхов об этом не знал).

Собственно, хотелось бы получить вразумительное объяснение, почему ставропольские магазины не являются юридическими лицами и что они вообще из себя представляют. При сегодняшнем положении вещей очень удобно отфутболивать покупателя некачественного товара, переводить стрелки на Ростов или Москву. Там, как показал опыт, найти нужного специалиста очень нелегко. И вряд ли этими поисками должен заниматься и так уже ущемленный потребитель. Или это своего рода дополнительный «сервис»? А может, расчет на то, что человек махнет рукой на такую канитель и не станет связываться со «Связным»? Что касается ответа из Москвы, несмотря на данное нам обещание, мы в оговоренное время его так и не дождались.

– Похоже, в подобной ситуации судебного разбирательства все же не миновать, – предположил адвокат Сарычев, – и потребителю нужно обратиться в суд не только для того, чтобы восстановить справедливость, но и за возмещением морального вреда.

Игорь ИЛЬИНОВ

А в ответ – тишина / Газета «Ставропольская правда» / 22 января 2008 г.