Сейчас у жителя Невинномысска Алика Газаряна есть, казалось бы, все для счастливой жизни. Любимая работа, дружная семья, уважение коллег и знакомых. Но каждый раз в канун Нового года вспоминается Алику непередаваемая предновогодняя атмосфера, царившая когда-то в городе его детства и юности – Баку. Новый год

– Баку был городом интернациональным, – вспоминает мой собеседник. – Представители не менее ста народов здесь проживали. В одном только моем классе 18 национальностей насчитывалось – азербайджанцы, армяне, евреи, поляки, венгры, молдаване, русские, греки… Я их всех и сейчас по именам помню. Мои друзья, впрочем, и тогда, и теперь одну лишь нацию признавали – хороший человек.

В канун Нового года в Баку поспевала хурма. Ярко-желтые плоды висели на ветвях деревьев. Было тепло, люди ходили в пиджаках. Если за зиму пару раз снег выпадет – это уже сенсация. Но еще теплее было от общения с соседями и друзьями. Если мама соседской девочки Маши пекла пирожки, первый был не дочке, а Алику. И наоборот. Радость была одна на всех, и горе – тоже. Если кто-то умирал на улице, свадьбу не играли в любом из домов как минимум 40 дней.

Перед самым Новым годом в квартале, где жил Алик, возводили временную палатку. Там и встречали праздник. Собирались компаниями по 70-80 человек. Были традиционные Дед Мороз и Снегурочка. Была елка, которую привозили с гор. А от каких яств ломились столы! Дымящаяся армянская долма соседствовала с грузинским шашлыком, азербайджанским пловом, изумительного вкуса пирожками с картошкой, которые выставляли молокане. А еще молдавская мамалыга, еврейский форшмак. Обязательно в канун праздника замачивали прямо в блюдцах зерна пшеницы. Считалось, что проклюнувшиеся зеленые ростки гарантировали процветание и благополучие в наступавшем году.

По всему миру разлетелись друзья Алика Газаряна. Живут в США и Канаде, Франции, Испании и, конечно же, в России. Потому Новый год для него праздник немножко грустный. Ведь дом богат не обстановкой, не деньгами, а именно друзьями. Перед праздником Алик набирает телефонные номера далеких заморских городов. И начинаются воспоминания: «А помнишь, как…».

Александр МАЩЕНКО