Элеватор. Светлоград

Элеватор. Светлоград

Рейдерство

Однако начнем мы с несколько другого сюжета. Есть в Петровском районе довольно крупное предприятие – ОАО «Светлоградский элеватор». Монополист в районе по хранению зерна. Мощность элеватора – почти двести тысяч тонн, есть собственные комбикормовый и кукурузно-калибровочный заводы. Порядка 44 процента акций сохраняется во владении местных акционеров, а контрольный пакет – более 55 процентов – был не так давно приобретен неким ЗАО «Зерновая компания «Разгуляй». Компания входит в состав одноименного агрохолдинга, известного практически на всю Россию.

Ситуация такова, что предприятие попросту погрязло в судебных разбирательствах, инициированных по преимуществу одним человеком. Уже не первый год одно за другим оспариваются решения общих собраний акционеров элеватора в краевом арбитражном суде. Причем, казалось бы, решения серьезные, влияющие на дальнейшее развитие предприятия: например, изменения в устав, определение количественного состава совета директоров...

Инициатор всех исков один – акционер Юрий Обидин. В ставропольской прессе уже мелькали слухи о том, что он взялся даже шантажировать основного владельца элеватора – упомянутую компанию «Разгуляй», якобы требуя купить его акции по каким-то заоблачным ценам. В общем, ни дать ни взять – чистый гринмейл… Да еще, получается, под самым носом у краевой власти. Ведь держателем «золотой акции» «Светлоградского элеватора» выступает краевое министерство имущественных отношений.

Собственно, кто такой Обидин? Он известен в Петровском районе как руководитель маслоэкстракционного завода. В 2004 году стал владельцем 16 процентов акций элеватора, позднее довел их объем до 26 с лишним процентов. Но рейдер ли? Не хочется спешить и ставить в предложении вместо вопросительного знака утвердительную точку.

К примеру, именно его – Юрия Обидина, а не обиженного им держателя контрольного пакета акций, открыто поддерживают минимущества края и районные власти. Казалось бы, интересы здесь могут быть самые разные, однако есть и другие – более красноречивые – моменты.

Кто кого обидел

Внутрикорпоративный конфликт между собственниками элеватора назревал давно. Вот тут, кстати, и вспоминается история про наглого кукушонка.

Так или иначе мажоритарному акционеру – компании «Разгуляй» – за короткий срок удалось практически полностью отстранить от управления и контроля за деятельностью предприятия мелких акционеров, в основном это местные предприниматели. С долей в уставном капитале более чем 50 процентов сделать это было в принципе несложно. Генеральный директор – «свой» человек, «свои» же люди в счетной и ревизионной комиссиях… То есть компании почти ничего не мешало распоряжаться активами элеватора и принимать решения – какими бы серьезными они ни были – лишь по собственному усмотрению. Так скажем, единолично.

Хорошо еще, если бы самому предприятию такое управление шло на пользу. Потенциал-то у элеватора, как уже упоминалось, действительно огромный. Как говорится, вкладывай деньги да развивай производство. На деле же выходило иначе. В частности, несколько лет назад заглохли и комбикормовый, и кукурузно-калибровочный заводы. Хотя их продукция пользовалась большим спросом у жителей Светлограда и его окрестностей: владельцы частных подворий кормили исключительно местным комбикормом своих хрюшек да домашнюю птицу. Да что там небольшие заводы. Не надо быть великим экономистом, чтобы увидеть и другие прорехи в тех же бухгалтерских балансах и годовых отчетах.

Так, с 2002-го по 2006 год на балансе элеватора висела просроченная дебиторка, зашкаливающая порой за сто двадцать миллионов рублей. Поначалу в пояснительных записках к годовым отчетам даже не скрывалось, что это беспроцентные ссуды аффилированным организациям, то есть долги предприятий, принадлежащих к той же финансово-промышленной группе, что и «Зерновая компания «Разгуляй». Остальные акционеры неожиданно узнавали, что той или иной организации было за «просто так» – без предоплаты – отгружено какое-то количество зерна. При этом сроки расчета, предусмотренные в договоре, по неизвестным причинам отодвигались на несколько лет.

При том, что элеватор остро нуждается в модернизации, немалая сумма уже в этом году значилась в графе «неиспользованная прибыль». Потом ее плюс порядка 15 миллионов рублей (а в общем 62 миллиона рублей) тоже вывели из оборота. Куда? Неудивительно, что в беспроцентный заём… И снова без ведома миноритариев и вопреки уставу.

Эти и ряд других фактов (к слову, акционерам во время правления «Разгуляя» не платились и дивиденды) заставили их засомневаться, говоря казенным языком, в эффективности управления и распоряжения финансами и имуществом со стороны должностных лиц элеватора, назначаемых компанией «Разгуляй». Посчитали, что самым действенным путем отстоять свои права будет судебный.

К слову, заметим, что тот же Юрий Обидин, которого «Разгуляй» и пытается выставить перед общественностью «рейдером загребущим», как раз не стал героем-одиночкой, лихо начавшим корпоративную схватку. В большинстве исков к руководству «Светлоградского элеватора» его дружно поддержали остальные миноритарии. К слову, образовавшаяся вокруг Обидина коалиция в совокупности обладает уже серьезным по величине пакетом акций общества в 40 процентов.

Судебный сериал

А судились с 2004 года по целому ряду фактов. В краевом арбитражном суде по искам акционеров ОАО «Светлоградский элеватор» за три года рассмотрено четырнадцать дел, и принятыми судебными актами подтверждена правомерность требований десяти из них.

То вдруг из реестра неожиданно исключается один из акционеров. Причем, на первый взгляд, по «нелепой случайности»: из-за невнимательности работника элеватора при передаче реестра акционеров в ведение специализированного регистратора. В названии предприятия-акционера вместо ЗАО указывается ООО. Этот ляп и служит поводом для отстранения акционера, обладающего решающим числом голосов, от участия в собраниях, где принимается судьбоносное для Светлоградского элеватора решение об изменении положений устава. Два года потом понадобилось компании «Инекс», чтобы доказать свое право собственности на акции.

Другой пример. Руководство элеватора однажды отказалось предоставлять акционерам запрашиваемые ими документы. В коммерческую тайну вдруг облекли информацию, на получение которой акционер имеет по закону полное право. Это в первую очередь были сведения о финансово-хозяйственной деятельности элеватора. И снова суд.

Самым занятным во всем этом ряду стал иск Юрия Обидина с претензией о необоснованном завышении – в пятьдесят раз – цены изготовления копий документов на элеваторе. Так, ни с того ни с сего для него один лист копии стал стоить пятьдесят(!) рублей. В итоге очередной запрос бумаг по текущим делам предприятия обошелся акционеру в пять тысяч рублей вместо реальной стоимости в сотню рублей... Повод пустяковый, и сумма-то небольшая, но здесь уже, что называется, дело принципа.

Хотя в этом судебном сериале самым принципиальным является совершенно другой эпизод. Вот здесь уже явно прослеживаются «кукушечьи» цели главного акционера.

Пятеро в лодке

В частности, в ноябре прошлого года в московском офисе состоялось внеочередное собрание акционеров «Светлоградского элеватора». Первым в повестке дня стоял вопрос об определении количественного состава совета директоров предприятия. Разногласий по его решению среди присутствующих не было, единогласно приняли: совет директоров должен теперь состоять из девяти человек. Хотя о каких разногласиях здесь могла идти речь, если в собрании участвовал, как вы уже могли догадаться, всего лишь один акционер. Владелец контрольного пакета акций – «Зерновая компания «Разгуляй». Кстати, остальных собственников туда даже не приглашали.

Сразу оговоримся, что в Федеральном законе «Об акционерных обществах» есть принципиальные положения, суть которых можно обозначить кратко: не допустить произвола держателя крупного пакета акций. Потому миноритарии вправе опротестовать в суде решение общего собрания акционеров, если оно нарушает их интересы и права. Этим правом собственно воспользовались оппозиционеры «разгуляевцев».

Чем не устраивало судьбоносное решение «о девяти»? Во-первых, налицо грубое нарушение устава. Он-то как раз и определяет численность совета. А изменять положения устава одному «Разгуляю» просто не под силу.

Однако второе обстоятельство здесь более принципиальное. Расширение совета директоров в данном случае позволяет забыть акционерам помельче о том, что они могут хоть каким-то образом участвовать в управлении предприятием. Поясним, что если в совет директоров элеватора входят пять человек (меньшее число не допускается по закону), то расстановка сил получается следующая. Два человека представляют интересы крупнейшего акционера, еще двое проходят от миноритариев. Пятый – владелец «золотой акции», то есть представитель краевого министерства. По сути, этот расклад позволяет принимать решения практически на паритетных началах. В управлении так или иначе участвуют все заинтересованные лица.

При девяти – расклад уже совершенно иной. «Разгуляй» тогда проводит в правление пять «своих», всего три человека войдут в совет от миноритариев. Перевес решающий, здесь уж и государство со своей «золотой акцией» остается не у дел. В общем, пятеро – в лодке (или в гнезде), а четверо – за бортом. Исход любого голосования на заседании совета директоров ясен: «Разгуляй» проведет любое выгодное только ему решение...

Краевой арбитражный суд полностью поддержал Юрия Обидина и объединившихся с ним акционеров. Тот же вердикт вынесли позже апелляционная и кассационная инстанции. Но, как говорится, Васька слушает да ест. «Разгуляевцы» проявили завидную настойчивость. Судебные решения были проигнорированы. На собраниях акционеров нынешним летом и совсем недавно – в декабре, когда решения суда по необоснованному увеличению состава совета директоров уже были исполнены – на голосование вновь выносится тот же вопрос об избрании в совет девяти человек.

Все только продолжается

Кстати, не впервой москвичам столь открыто пренебрегать документами. Взять ту же традицию проведения собраний в столичных офисах. Вопрос вроде не особо принципиальный, но для «Разгуляя» это, судя по всему, довольно удобно. И поближе к высшему руководству, и есть вероятность, что остальные акционеры не будут особо навещать столицу. Накладно в некоторой степени…

После некоторого возмущения акционеров решили «разгуляевцы» этот момент узаконить. На одном из собраний акционеров была попытка внести изменения в устав предприятия. Мол, собрание может проводиться «в месте, не совпадающем с местом нахождения общества». Да вот минимущества выступило против: его представитель тогда наложил вето на это решение. Правда, де-факто в налоговую инспекцию, как оказалось, был передан другой документ, согласно которому акционеры выступили как раз за принятие другой редакции устава. Выгодные «Разгуляю» изменения по поводу места проведения собраний и были внесены в единый госреестр юридических лиц. Впоследствии эту запись пришлось также аннулировать по суду.

Все предложения объединившихся миноритариев о совместном управлении «Светлоградским элеватором» москвичами отвергаются. Правда, они не против избавиться от надоевшего Обидина и иже с ним и даже настаивают на покупке их акций. Вот только цену предлагают смешную: всего около миллиона долларов за сорокапроцентный пакет акций. И это при том, что согласно данным баланса активы элеватора составляют более 180 миллионов рублей (или 7 миллионов долларов). И, по некоторым оценкам, рыночная стоимость предприятия вряд ли будет ниже девяти-десяти миллионов долларов.

В общем, воз пока остается и ныне там. Но можно не сомневаться, что история получит продолжение уже совсем скоро. Причем продолжение а-ля «эта песня хороша, начинай сначала». Буквально 10 января по инициативе Юрия Обидина в Светлограде созывается внеочередное собрание акционеров. На повестке – избрание совета директоров согласно уставу и нормам закона в составе пяти человек. А 17 января снова в Москве уже «разгуляевцы» инициируют следующее собрание. Там, вполне возможно, будет успешно решен не требующий большего числа голосов, чем имеющиеся у «Разгуляя», вопрос о прекращении полномочий членов вновь избранного состава совета…

*****

К слову, было бы нехорошо (и прежде всего неэтично) приводить далеко не лестные цитаты о деятельности холдинга «Разгуляй», его методах и принципах внутрикорпоративной борьбы. Хотя этим просто изобилуют Интернет-форумы и сайты. Но занятно было бы узнать, каков климат на других предприятиях, подвластных «Разгуляю». В частности, у агрохолдинга более пятидесяти процентов акций еще двух ставропольских элеваторов – Стародубского и Зеленокумского. Помимо Ставрополья, имеются у «Разгуляя» элеваторы в Оренбургской области, Татарстане. И не исключено, что и там корпоративное одеяло перетягивается точно по такому же сценарию. И роль кукушонка играет все тот же актер…

Юлия ЮТКИНА

Сказ про то, как кукушка разгулялась / Газета «Ставропольская правда» / 25 декабря 2007 г.