Вчера истек дополнительный месячный срок содержания под стражей 20-летнего уроженца Карачаево-Черкесии Андрея Кейлина, задержанного по обвинению в убийстве в Ставрополе в ночь со 2 на 3 июня двух студентов местных вузов: Павла Чадина и Дмитрия Блахина. Андрей КЕЙЛИН во время «Русского марша». Ставрополь, 2006 год

Однако, не дожидаясь шестого сентября, двумя днями раньше Ленинский районный суд по ходатайству краевой прокуратуры продлил Кейлину срок содержания под стражей еще на 10 дней. Районная Фемида вняла доводам «государева ока», что Кейлин, находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, а также скрыться от следствия и суда, оказывать давление и угрожать свидетелям, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Выслушав судебное постановление, Андрей Кейлин объявил голодовку.

Примечательно, что судебное рассмотрение столь важного вопроса состоялось в отсутствие представителей защиты Кейлина – ставропольского адвоката Романа Белана и сотрудника московской коллегии адвокатов Владимира Жеребенкова.

– О дате заседания нас с Владимиром Жеребенковым официально не уведомляли, предупредили лишь по телефону, – рассказал Роман Белан, – однако ни один из нас по уважительным причинам не смог присутствовать: Жеребенков в этот день был занят на процессе в Москве, а я болел. Просьбу перенести заседание хотя бы на сутки суд отклонил.

Как, впрочем, оставил без удовлетворения и ходатайство «предоставленного государством» на этот день защитника, который просил не рассматривать вопрос в отсутствии «официальных» адвокатов.

Конечно, по закону следствие вправе ходатайствовать, а суд удовлетворять эти ходатайства о продлении срока нахождения подозреваемого под стражей сколь угодно долго. Однако подобный затяжной характер непонятен. По сути, убийство Чадина и Блахина – банальная уголовщина с летальным исходом (по крайней мере, иных версий официально не озвучивалось). Простите за цинизм, но поножовщина в краевом центре – явление, встречающееся не так уж редко. И практика расследования таких случаев примерно одинаковая: соберет следствие улики против следственно-арестованного и передает дело в суд, нет улик – дело прекращают.

В случае же с Кейлиным слишком много непонятного. Стопроцентных доказательств того, что именно он убийца, у следствия вроде бы и нет. На месте преступления следов биологических жидкостей, как то кровь, слюна, потожировые выделения и прочее, принадлежащих Кейлину, не обнаружено. Это подтвердили результаты биолого-генетической экспертизы. До сих пор не найдено и оружие – нож, которым зарезали студентов. Не установлена личность второго участника преступления, присутствие которого зафиксировали камеры наружного наблюдения. Да и то, что преступник именно Андрей, под большим вопросом. Ведь один из двух свидетелей, ранее опознавших в нем убийцу, уже твердо указал, что Андрей – не тот человек, которого он видел на месте преступления. Второй же говорит, что не может со стопроцентной уверенностью опознать в убийце Кейлина, так как видел убегавшего со спины, к тому же в темноте и с далекого расстояния.

Может быть, точки над i должны каким-то неясным образом расставить результаты лингвистической экспертизы изъятой на квартире, которую снимал Андрей, литературы? Напомним, тогда следствие обнаружило книги по родноведению (славянскому язычеству), томики стихов Есенина и Талькова. Сейчас специалисты одного из краевых вузов пытаются выяснить, не содержат ли строки родноведских книг призывов к насилию, экстремизму, расовой нетерпимости и свержению власти. Хотя каким образом это может быть связано с убийством – непонятно (ладно, если бы в качестве одной из версий рассматривалось нечто ритуальное – так об этом из официальных уст не прозвучало ни слова). Причем, кому принадлежат изъятые книги – Андрею, либо тем студентам, которые снимали квартиру до него, так и не было определено.

– На мой взгляд, у прокуратуры нет абсолютно никаких доказательств виновности Андрея, – говорит Роман Белан, — и у следствия сейчас еще меньше оснований обвинять парня.

Все эти нюансы невольно наводят на мысль, что волокита с пресловутым делом Кейлина прокуратурой была затеяна с единственной целью: избавиться от неудобного «балласта» путем передачи его сотрудникам новоиспеченного Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ, который, согласно указу президента, с сегодняшнего дня приступает к работе. Именно в это ведомство будут сегодня же переданы и все уголовные дела, которыми до сих пор занималась прокуратура.

В качестве ремарки необходимо отметить, что большинство прокурорских следователей перейдут в новую структуру и будут заниматься там теми же делами, однако де-факто расследованиями они займутся уже в новом качестве. И, если Кейлина признают невиновным в инкриминируемом преступлении, именно им придется искать настоящих преступников (по крайней мере, того пресловутого второго нападавшего), которые до сих пор разгуливают на свободе. А это по прошествии стольких месяцев с момента совершения преступления ох как нелегко. След остыл...

Отдел безопасности «СП»