Суд. Право и закон

Впрочем, этого и стоило ожидать. На протяжении веков (а впервые должность мирового судьи появилась в Англии в 1344 году) мировые судьи вершили суд, по выражению Анатолия Кони, «скорый, правый и вместе с тем милостивый». И такой подход сделал мировую юстицию достаточно популярной. Забытые с дореволюционных времен мировые суды вновь начали судить и рядить в России в конце девяностых годов прошлого века, когда заработал «Закон о мировых судьях РФ». На Ставрополье процесс начался чуть позже. В 2001 году в крае были назначены первые мировые судьи, сегодня их – 143. 119 успешно работают. А новые 24 должности, введенные в июле нынешнего года, вот-вот будут заполнены.

– Причем работать на них придут достойные кандидаты, – уверен начальник управления по обеспечению деятельности мировых судей Валерий Будко. – В кадровом резерве управления 157 претендентов.

Очевидно, что желающих примерить судейскую мантию все больше и больше. Только с начала года в резерв были зачислены 37 человек. Требования, предъявляемые к ним, такие же, как и к кандидатам в федеральные судьи: возраст от 25 лет, стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет, высшее юридическое образование и безупречная репутация. Для того чтобы оказаться в кресле мирового судьи, претенденты сдают квалификационный экзамен, проходят квалификационную коллегию судей, и только тогда предстают пред очи депутатов Государственной Думы края, которые окончательно утверждают их на должность.

И все-таки судьи перегружены делами. Хотя количество судебных участков мировых судей на Ставрополье сформировано по закону, исходя из численности населения – от 15 до 23 тысяч человек на участок. Проблема в том, что на федеральном уровне отсутствуют нормативные документы о служебной нагрузке на мировых судей и их аппараты.

– С ней, – продолжает Валерий Будко, – мы столкнулись с самого начала. Нагрузка значительно превышает прогнозируемую. И если шесть лет назад она составляла 52 дела на судью в месяц, то сегодня – 186 дел (ежегодный рост 30 процентов). А на некоторых участках нагрузка превышает и пятьсот дел в месяц.

Можно расценить это как положительный фактор: мол, востребованы мировые. И огромное количество дел отнюдь не сказывается на качестве – оно остается высоким. За весь период деятельности мировых судей были отменены всего 0,3 процента от общего количества рассмотренных дел, изменены 0,12 процента. Столь хорошие показатели работы начальник управления объясняет высоким качеством сформированного на Ставрополье корпуса мировых судей. Причем речь идет не столько о возрасте и опытности, сколько о профессионализме и квалификации. Которую, надо отметить, мировые судьи повышают ежегодно.

И все-таки проблема перегрузки действительно очень остра. И не только потому, что физически тяжело работать и самим судьям, и всему аппарату. При таком положении ставится под сомнение сама идея о доступности для населения судебной защиты, ради чего, собственно, и был возрожден институт мировых судей.

За какими нуждами обращаются ставропольчане к мировым судьям? Среди основных категорий уголовных дел, рассмотренных ими, – дела частного обвинения, злостное уклонение от уплаты на содержание детей или нетрудоспособных родителей, кражи, причинение имущественного вреда, мошенничество, преступления против жизни и здоровья. В структуре рассматриваемых гражданских дел преобладают иски о расторжении брака, взыскании алиментов, жилищные споры, взыскания по коммунальным платежам, о нарушении трудового законодательства. После принятия нового Кодекса об административных правонарушениях возросло количество рассматриваемых административных дел.

Но что все же самое главное в мировом правосудии: скорость, право или милостивость? Валерий Будко полагает, что одинаково важны все три слагаемых. Потому что мировая юстиция – та форма судопроизводства, которая позволяет всем нам решать свои проблемы по закону, быстро и окончательно. Впрочем, здесь тоже не без проблем, потому что законодателем до сих пор четко не прописаны судебные процедуры, отличающие работу мировых судей от деятельности иных судов. В частности, речь идет о расширении упрощенного судопроизводства, примирительных процедур (в том числе в целях прекращения уголовных дел), восстановительного правосудия. Без всего этого мировые суды в значительной мере теряют свою специфику, и возможно их превращение в филиалы райсудов с единственной функцией – разгрузить последние.

Это тревожная тенденция, считают специалисты. Ведь мировой суд – не просто самостоятельный институт правосудия, это воплощение судебного федерализма, ибо мировые суды и формируются в регионах, и осуществляют судебную власть в субъектах Федерации. Такие телепрограммы, как, например, «Час суда», доказали гражданам, что от многих каждодневных бед есть лекарство в лице Павла Астахова и других служителей мировой Фемиды. Ведь именно она, по замыслу реформаторов судебной системы в России, должна наконец приблизить правосудие к обычным гражданам. Получилось ли?

– За шесть лет мировая юстиция Ставропольского края, – констатирует начальник управления по обеспечению деятельности мировых судей, – встала на ноги. Обладая немалой базой накопленных статистических, методических, информационных, архивных и других данных, мы получили возможность анализировать причины преступности, определять совместно с федеральными и региональными структурами пути решения проблем, способствующих криминализации общества.

Валентина ЛЕЗВИНА