Иоаким Кузнецов

Читаю эти строки и думаю: почему мне, поэту, не приходила в голову такая великолепная метафора? Глядя на ту же самую карту, в ту же самую точку ее, подсознательно я не раз думала: это что-то напоминает… А он, прозаик, живо «схватил» и с исчерпывающей полнотой осмыслил увиденное.

Да, Кавказу с его неприступными вершинами, каменистыми ущельями, бурными потоками и водопадами, с его самобытными племенами, гордыми, вольнолюбивыми и непреклонными духом очень подходит это образное сравнение.

Как знать, может быть, именно магия нашего необыкновенно притягательного для воображения края, прочувствованная еще в малолетстве, властно позвала Иоакима Кузнецова последовать тропою «тигра» через дебри времен? Рассказы о событиях на Кавказе он впервые услышал от своего деда, и они навсегда запали в память, пробудили интерес к незнакомой далекой земле. Будучи студентом исторического факультета Читинского университета, он «перелопатил» гору литературы о Кавказе, о Кавказской войне, последней посвятил свой реферат, над которым работал с большим интересом.

На его пути в литературу, к своей теме были зигзаги, крутые повороты. Учился на истфаке, а стал военным летчиком-истребителем. Во время Великой Отечественной охранял границы страны на Дальнем Востоке по реке Амур. Служил командиром авиазвена, затем – эскадрильи. Тогда-то на страницах окружной газеты «На страже» стали появляться его заметки, корреспонденции, очерки, посвященные воинским будням.

О «кавказском тигре» после войны напомнили вновь полеты над Северным Кавказом, которые Иоаким Кузнецов совершал, служа в Бакинском округе войск противовоздушной обороны. Тогда-то и пришло решение после демобилизации обосноваться в Ставрополе, где он мог пользоваться в своих изысканиях богатейшей документацией краевого архива…

Подробно познакомившись с биографией и творчеством коллеги по перу, я с удивлением узнала, что он был принят в Союз писателей только в 1994 году, на 77-м году жизни. Вот что сказал о его литературной судьбе старейший ставропольский писатель Вадим Чернов:

– Иоаким Кузнецов выбрал для себя историческую тему как магистральную. Жанр, в котором он работал, – синтез романа и очерка, прозы и публицистики. И всю жизнь он страдал из-за этого своего выбора. Дело в том, что произведения такого рода проходили в издательстве по общественно-политической редакции. А там гонорары были гораздо ниже, чем за художественную литературу. Да и сам жанр находится на стыке публицистики и краеведения, что как бы ставит под сомнение художественную полноценность произведений такого рода. Так считалось, хотя это и неверно.

К тому времени, когда Иоаким Вячеславович Кузнецов был официально признан профессиональным писателем, читатели уже узнали и полюбили такие его книги, как «Крепость в степи», «На холмах горячих», «У истоков живой воды», «Узелки на память». Все они посвящены истории городов Ставрополья, людям, вписавшим в нее яркие страницы, исполненные ратного и трудового героизма.

Нет ничего увлекательнее, чем история в лицах, человеческих судьбах. Однако это утверждение верно, лишь когда мы имеем дело с мастером художественного слова.

Крепко задумался однажды Иоаким Вячеславович над вы-сказыванием Льва Николаевича Толстого: «Нелитературная книга – это кладбище идей, образов и мыслей. Никому еще не удавалось заставить людей познавать историю через скуку». Обширнейшие познания в области истории, географии, этнографии – вот тот фундамент, на котором зиждется творчество Иоакима Кузнецова. Только глубоко познав духовную и материальную культуру народов Северного Кавказа, особенности их бытового уклада, обычаев, языка, характера взаимоотношений, можно ориентироваться в этнической пестроте так свободно и легко, как это делает Иоаким Кузнецов. Вместе с тем ему свойственно умение писать нескучно. В каждом его произведении, будь то небольшой рассказ или объемный роман, присутствует невыдуманный, идущий от жизни конфликт, сильные человеческие характеры, удивительные факты из судеб реально существовавших в прошлом замечательных личностей. Благодаря умелой детализации повествования создается иллюзия присутствия читателя при свершении событий из исторического прошлого, полного для него познавательного интереса и экзотической новизны. Все это, вместе взятое, придает произведениям писателя характер достоверности и художественной убедительности.

Одно из последних произведений И. В. Кузнецова – «Тихая линия», исторический роман о ставропольском казачестве. Написан он был давно, а опубликован лишь в 1997 году. Оно и понятно: только к этому времени было снято, наконец, идеологическое табу с казачьей темы. О многом побуждает задуматься это произведение. Вдумчиво прочитав его, лучше понимаешь противоречивую суть событий, происходивших в прошлом и ныне на Северном Кавказе. В предисловии к книге автор пишет:

«Пограничные реки Терек, Малка и Кубань разделяли два образа жизни, мышления, действия, традиций, обычаев, веры. По обе стороны жили могучие богатыри, у каждого была своя правда, и защищали они ее не щадя живота, более полувека проливали кровь друг друга». В романе отразились напряженные раздумья автора над тем, как «две правды» слить воедино, чтобы истинно человеческие понятия – Добро, Справедливость, Разум – восторжествовали над чувствами национальной обособленности и религиозной исключительности, принеся прочный мир на нашу благословенную землю.

Подытоживая более чем полувековую работу в литературе, И. Кузнецов писал:

«Во всех своих произведениях я старался вернуть людям историческую память, сохранить основы народного бытия, уберечь корни, питающие нацию, дать ответы на вечные вопросы о смысле жизни и цели существования человека. Показывал, что люди исстари стремятся к счастью, справедливости и свободе. А добиться этого можно только через Добро».

…21 августа Иоакиму Вячеславовичу Кузнецову исполнилось бы 90 лет. Менее четырех месяцев не дожил он до своего большого юбилея и едва ли не до самой кончины, несмотря на тяжелый недуг, не выпускал пера из рук. А нам, живущим на земле, остались его труды, которым суждена, судя по всему, долгая жизнь.