Парашютист

Парашютист

© Фото: Александр ЦВИГУН

Понять этих сумасшедших можно, только если сам почувствуешь притяжение не земное, а небесное.

Игорь Балакирев работает заместителем директора транспортной компании, а каждый вечер после работы он – летчик-инструктор-парашютист Ставропольского аэроклуба РОСТО. Пошел ли Игорь по стопам отца-парашютиста или ему было суждено стать одним из тех, кого небо притягивает, как магнит? Трудно сказать. Он и сам не может на этот вопрос ответить. Но в любом случае, на его счету почти девять сотен прыжков, и уже много лет парашютизм для него – неотъемлемая составляющая жизни. Говорит: «Это то, без чего нельзя дышать».

Игорь уверяет, что за долгие годы практики серьезных травм ни у него, ни у его учеников не было. Главное, парашюты всегда раскрывались. А вот куда они заносили… Тут вспомнилось много забавных историй и с «перворазниками», и с опытными парашютистами...

На свой юбилейный семисотый прыжок Балакирев с командой строил в воздухе «звезду» – фигуру групповой акробатики. Находившаяся рядом парашютистка стала обнимать Игоря – поздравляла юбиляра. А когда он посмотрел наверх, увидел, что товарищи крутят пальцем у виска. И оправданно, ведь под ними была не площадка аэроклуба, а лесополоса. Оказывается, «выбросили» их не там, где надо. Так как летел Игорь ниже всех, у него было меньше времени сориентироваться, в итоге он повис на ветках дерева. Остальные нашли более оригинальные места для посадки: приземлились кто в ресторане, кто на дороге, кто в Ботаническом саду, кто на стадионе политехнического института.

Случай забавный, но были и менее смешные. Например, когда в воздухе рвался парашют. Это случалось с Игорем дважды, причем подряд.

– После этого я принял решение: надо худеть, – шутит он.

Тогда от смертельного удара о землю его спасла быстрая реакция: он вовремя открыл «запаску». Такую же реакцию пытается привить и своим ученикам.

– Надо довести все действия до автоматизма. В случае ЧП руки должны сами сработать.

И все же, несмотря на большой опыт и надежность парашютов, непонятно, почему он, семьянин, дважды отец, осознавая всю степень опасности, занимается этим экстримом.

– Любой прыжок неповторим, не бывает двух одинаковых, – объясняет Балакирев. – Каждый раз получаешь новые ощущения.

Любовь к небу разделяет и его десятилетний сын Саша. Он с трех лет летает с Игорем на самолетах и уже сейчас проявляет интерес к парашютному спорту. А вот жену Ирину Балакирев к своему занятию приобщить не хочет.

– Хватит одного чудака в семье, – смеется.

Известно, что спортсмены – народ суеверный. Какие приметы и ритуалы перед прыжками у парашютистов этого аэроклуба? На удивление, оказалось, что ничего подобного в команде Игоря нет. Если только считать ритуалом укладывание «запаски», неспешное и тщательное, ведь, как здесь говорят, «скоростная укладка приводит к скоростному спуску».

Парашютизмом в РОСТО занимаются люди от 15 до 69 лет. Компания абсолютно разнокалиберная. И дело не только в возрасте. Здесь можно встретить и высокопоставленного сотрудника милиции, занимающего высокий пост, и студента-экстремала, и экономиста, работающего в душном офисе, и мать со своими взрослыми детьми. Объединяет их одно: все пришли сюда за недостающей на земле свободой.

– В воздухе чувствуешь себя хозяином своего тела, – поясняет Балакирев. – Не зря падение называется свободным. Оно и означает свободу.

По его словам, парашютист отличается от летчика тем, что в воздухе он один на один со стихией, и никто не сможет подсказать, как действовать в непредвиденной ситуации. Да и времени для раздумий слишком мало: каждая секунда на 50 метров приближает человека к земле. Нужно иметь не только огромное желание, но и недюжинную силу духа, чтобы сделать шаг из самолета на высоте нескольких сотен или тысяч метров.

– Многие спрашивают меня: «Как ты можешь доверять свою жизнь тряпке?», – говорит Игорь. – А я прыгаю, потому что небо дает то, чего нельзя получить на земле.