Открытое письмо Юле и Кате, студенткам ПТЭТ, группа 1 бух. С вами, Юля и Катя, я заочно познакомился у знаменитого портрета Ленина на Машуке. Того самого, который художник Николай Щуклин написал на скале в подарок первому съезду женщин – горянок и терских казачек. На торжественном открытии уникального портрета, которое состоялось 25 июля 1925 года, присутствовали легендарные люди той эпохи: С. Буденный, К. Цеткин, А. Микоян, И. Уборевич.

Сейчас к некогда одной из самых популярных достопримечательностей Пятигорска не так просто добраться: вырубленные из камня ступени завалены щебнем, опавшими ветками, а сама тропинка так заросла кустарником, что местами сквозь него приходится буквально продираться. Прожектора, который более полувека в ночное время подсвечивал портрет, уже давно нет, да и его подставка поржавела и скособочилась.

Но больше всего меня покоробил вандализм молодого поколения россиян. Скалы вокруг портрета буквально усеяны банками и бутылками из-под пива, пустыми пачками сигарет. А прямо по лицу одного из самых известных людей на планете огромными желтыми буквами начертано: «Макс», «Артем», «Женя», «Саня и Гена». На серпе и молоте намарали «Лена». Залиты черной краской даже выведенные на скале строки стихотворения, написанного после того, как фашисты изувечили портрет:

 
Портрет вождя  
        враги пытались 
И расстрелять,  
        и зачернить… 

В числе вандалов, не помнящих родства, к сожалению, оказались и вы, Юля и Катя. Помните, как в прошлом году внутри красной звезды вы вывели белой краской: «Здесь были мы: студентки ПТЭТ, группы 1 бух. Юлька и Катька». Не думаю, что вы это сделали из каких-то идейных соображений. Скорее всего, вы толком и не знаете, о чем мечтал, к чему стремился Владимир Ильич. Проводить ликбез в газетной заметке – занятие неблагодарное. Но, поверьте, далеко не все, что делалось в минувшую эпоху, было плохо. Можете воочию убедиться в этом, если пройдете по терренкуру на северо-восточный склон Машука. Там в изумительно красивом месте при советской власти создали настоящую ребячью республику: четыре великолепных пионерских лагеря, примыкавших к знаменитой Комсомольской поляне. Каждый год, фактически бесплатно, тысячи мальчишек и девчонок, юношей и девушек здесь отдыхали, занимались спортом, находили новых друзей. Сегодня многие корпуса разрушены, а в оставшихся окна либо заколочены, либо над ними появились спутниковые антенны, а у входа – иномарки…

Впрочем, молодежь – лишь зеркало нашего взрослого мира. Наверняка прежде чем подняться по лестнице к портрету, вы, Юля и Катя, а также Макс, Артем, Женя, Саня и Гена, Лена, хоть на минуту, да приостановились у доски, рассказывающей об истории создания портрета, о его реставрации после фашистской оккупации. В последних строках указано, что портрет объявлен историко-революционным памятником и является достоянием государства. Но какое может быть уважение к достоянию государства, если половина металлических букв на этой доске сбита, а между строк нацарапаны матерные слова и фашистские лозунги?

И никому из власть имущих до этого нет дела.

Николай БЛИЗНЮК