Сегодня Диме Блахину исполнилось бы восемнадцать лет. Уже не исполнится. Диму убили какие-то подонки. Но сегодня в доме Блахиных все же сядут за стол. Только пить будут не закупленное заранее праздничное «Шампанское», а другой – поминальный напиток.
Людмила и Виктор Блахины – родители Димы

Людмила и Виктор Блахины – родители Димы

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

В доме сумрачно от горя. На лицах у всех – одинаково скорбное выражение. Из-за него даже не сразу разглядишь в Наде, девушке, с которой встречался Дима, поразительную красавицу.

Они были такой славной парой. Начали дружить два года назад, когда в начале учебного года в одиннадцатый класс 42-й школы, где учился Дима, и где преподает его мама, пришла новая ученица – Надя Коновалова, приехавшая с родителями из другого города.

Он был таким замечательным парнем – красивым, высоким, добрым. «И неконфликтным», – добавляет мама Димы Надежда Евгеньевна. И хоть курил парень совсем мало, на просьбу прохожего «дай закурить», доставал пачку, чтобы не спорить. Не потому, что боялся. Чего ему бояться – рост больше 180, спортсмен, кроме всего прочего владеющий карате. Считал, что лучше подурачиться, чем на что-нибудь нарваться.

Каждый день его жизни шел строго по распорядку: учеба, две-три тренировки, компьютер, встречи с Надей. Оба они так были заняты учебой, что даже в кино выбирались не чаще раза в месяц. Компьютер – большое Димкино увлечение (вот и не верь после этого в мистику!) напрочь отказался работать, когда мы с Надеждой Евгеньевной хотели посмотреть запись выпускного вечера, где мама с сыном лихо отплясывали рок-н-ролл. В тот год школу оканчивали несколько детей учителей, вот и решили конкурс провести: танцуют дети с родителями. Блахиным достался не благородный вальс, но справились. За неделю мама освоила все премудрости танца. Впрочем, для мастера спорта по легкой атлетике задача несложная.

Для Димы она и не такое могла. Он был единственным сыном. Целью жизни. Для него и ради него в семье, для которой главная ценность – близкие, крутилось все. Дима был ребенком «на троих», как выразилась его тетя – Евгения Евгеньевна. Но не избаловался, не стал эгоистом. Он очень берег своих родных. Если не приходил домой ночевать, звонил и отпрашивался.

В тот вечер, второго июня, Дима тоже позвонил. Это был его последний разговор.

– Теть Жень, не волнуйтесь, я останусь ночевать у Паши.

Звонок прозвучал без нескольких минут до полуночи. А до этого Дима и Надя сидели вместе с ее братом Борисом у Паши дома, смотрели телевизор. Когда Борис ушел, Дима и Паша Чадин, двоюродный брат Нади, посадили девушку на маршрутку на углу Краснофлотской и Ленина. Было это около одиннадцати, вспоминает Надя. Собирались зайти в торговый комплекс «Ниагара», положить деньги на мобильник и вернуться к Паше домой. Как они оказались возле медакадемии – большая загадка для родных. Для следствия, видимо, тоже. Парни с весьма ограниченным кругом общения, считает Надежда Евгеньевна, не могли сломя голову броситься в какую-то авантюру.

А уж о «чеченском следе» и речи быть не может, считает она. Дима был очень терпимым, толерантным человеком. В его друзьях – русские, армяне, грузины, чеченцы. Да он и не придавал никогда значения «пятой графе». И Надежду Евгеньевну возмущает то, что из смерти ее сына сделали политическое шоу.

– Мой мальчик, – говорит она, – и Паша просто оказались в ненужный час и в ненужном месте. Это судьба. Или случай...

Надежда не верит, что в смерти ее сына присутствуют хоть какие-то национальные мотивы. Это она сказала на поминках Димы. Просила студентов, а их было почти двести, чтобы мамы и папы знали, где их дети по вечерам. Говорила, что от такой трагической случайности никто не застрахован. Ее сын, как и многие из сегодняшней молодежи, напрочь не интересовался политикой. Короче, до «фонаря им была эта политика». Хотела Надежда сказать это и на несанкционированном митинге, прошедшем на площади Ленина. Да кто бы ее стал слушать?

Организаторы митинга и всей суеты, связанной со смертью Димы и Паши, даже не посчитали необходимым спросить у нее, у матери, хотя бы какого-то разрешения на использование имени ее мальчика в своих целях. Никто из борцов «за права Димы Блахина и Паши Чадина» даже не выразил соболезнования родителям погибших мальчиков. Так что к словам Надежды о том, что организаторы ставропольского шоу «смешали божий дар с яичницей», стоит прислушаться. Она убеждена, что кому-то нужно было смерть мальчиков «политически раздуть до всероссийских неприятностей».

– Наши дети, – говорит Надежда, – выучиться не успели, а «прославились» после смерти.

Впрочем, обид у семьи погибшего и без этого хватает. И, увы, не все их можно списать на обстоятельства. То милиционер знакомый забегал, дайте фоторобот, а то нас искать убийцу отправили, а портрета нет, дайте ваш, сам размножу – раздам своим. То Евгению с подругами, которые пошли к медакадемии, чтобы поставить свечи в память о Диме, забрали в Ленинский РОВД вместе с другими «участниками противоправной акции».

Зато ректору СГУ Владимиру Шаповалову, декану спортивного факультета Владимиру Магину, завкафедрой спортивных игр Зое Сапруновой, коллективу 42-й школы во главе с ее директором Еленой Букша Блахины очень благодарны. Не за теплые слова, сказанные на поминках о Диме, за конкретную помощь, в том числе и материальную. (Блахины – среднестатистическая семья, получающая бюджетные деньги. Отец – Василий Александрович – работает охранником, мама –учительница). Но знаете, что больше всего поразило Блахиных, – Шаповалов привез документы Димы – школьный аттестат, справки, с которыми он поступал.

Чуткость? Такт? Я не знаю, как определить действия тех, кто сделал все, чтобы боль утраты стала меньше.

В доме Блахиных стоят две фотографии, перевязанные черной ленточкой – Димина и Пашина. У Павла день рождения тоже в июне – 19 лет. Близнецы по гороскопу. Близнецы по судьбе. Пашины родители – Ольга Борисовна и Виталий Витальевич первого июня приехали в Благодарный из Тюмени, но встретиться с сыном не успели.

Горе в двух этих семьях... Горе всем, кого увлекли идеи людей, которым, как оказалось, наплевать и на погибших мальчиков, и на убитых горем родных, и на нас.

Редакция газеты «Ставропольская правда» выражает соболезнования семьям погибших Дмитрия Блахина и Павла Чадина и приносит извинения за фактические ошибки в предыдущих публикациях, допущенные не по нашей вине.

Валентина ЛЕЗВИНА