Конец Полосатого

Это утро жители одной из улиц в частном секторе краевого центра вряд ли скоро забудут: словно в кадрах кинобоевика, в рассветной тиши вооруженные люди в камуфляже и масках в мгновение ока окружили особняк семьи Карацумянов, один за другим перемахнули через высоченный забор, блокировали все отступы из здания. Вряд ли законопослушные соседи догадывались, что за стенами респектабельного дома скрывается настоящий рассадник смерти – именно сюда по тайным тропам нарко-трафика стекался афганский героин. Отсюда же он тонкими ручейками уходил по городу и краю, принося в тысячи семей страх, горе и безысходность. Именно поэтому тихую улочку посетили оперативные сотрудники и спецназ Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Ставропольскому краю.

– Эта операция была завершающим этапом длительной оперативной разработки группировки, занимающейся сбытом героина и опия в особо крупных размерах, – говорит заместитель начальника оперативной службы краевого наркоконтроля подполковник полиции Александр Малиновский. – После получения в суде санкции на обыск домовладения главаря приступили к немедленному «реагированию». В ходе обыска в жилище Владимира Карацумяна были обнаружены наркотики и деньги в иностранной валюте и рублях на сумму более четырехсот тысяч рублей.

Театр одного актера

48-летний «героиновый папа» Владимир Карацумян по кличке Полосатый – личность довольно неординарная. Уроженец Баку, в Ставрополь он вместе с семьей перебрался в конце восьмидесятых годов прошлого века после печально знаменитого армяно-азербайджанского конфликта.

Буквально через год после новоселья он был осужден Октябрьским районным судом за кражу и совершение ДТП. Правда, судимость была условная. Однако уже в 1991 году Карацумян все же «загремел за колючку» за мошенничество. Его как особо опасного рецидивиста приговорили к восьми годам в колонии строго режима с конфискацией имущества. Но «топтал зону» в Кировской области Карацумян немногим более пяти лет (в связи с изменениями в уголовном законодательстве часть срока ему скостили). Там он и получил блатную кличку – Полосатый. Ведь, как известно, на «строгаче» особо опасные рецидивисты носят «спецформу» – полосатую робу.

Выйдя из заключения, Полосатый принялся сколачивать капитал. Уже забылось, кем по профессии был Карацумян на исторической родине, но за два десятка лет, прожитых в Ставрополе, он, прикрываясь инвалидностью, на благо государства не отработал ни дня. Впрочем, как и его многочисленные домочадцы. Кое-кто из них числился индивидуальным предпринимателем, однако, судя по налоговым декларациям, бизнесмены из них получились из рук вон плохие – денег в казну от их деятельности перепало, что называется, кот наплакал. Но, несмотря на кризис в предпринимательстве, личное благосостояние Владимира и присных росло как на дрожжах: несколько домов, больше смахивающих на дворцы, целый автопарк «навороченных» иномарок – лишь «надводная» часть имущества, ныне принадлежащего семейному клану.

– Это не человек, а настоящий «театр одного актера», – говорит следователь по особо важным делам УФСКН по СК майор полиции Виктор Сердюков, занимающийся расследованием «дела Карацумяна и Ко». – С виду никогда не скажешь, что он отбывал срок: вежливый, скромный, интеллигентный, слова «по фене» от него не услышишь. И в то же время хитрый, изворотливый, натуральный «шахматист» – просчитывает все на много ходов вперед. Прирожденный лидер, Карацумян обладает редким даром организатора, умеет ненавязчиво и подспудно подчинить себе любого человека. Причем, не используя физического воздействия, добивается от подчиненных беспрекословного повиновения. Не пойди он по криминальной дорожке, мог бы обеспечить себе блестящее будущее в сфере бизнеса или политики.

Вертикаль власти

А по-иному Карацумяну вести себя было и нельзя, без слепой преданности членов наркобанды и крепкой руки главаря его «героиновая империя» не просуществовала бы и нескольких месяцев – рухнула бы, как карточный домик. И пошло бы прахом все «нажитое непосильным трудом» добро...

Он окружил себя неприступной стеной и в прямом, и в переносном смыслах. Дом Карацумяна – настоящая крепость: повсюду решетки, камеры видеонаблюдения. Охрана – мышь не проскочит. Поэтому и было решено брать «наркогнездо» штурмом: ранним утром, когда обитатели «дворца» еще спали. Использовали фактор внезапности – иначе подобраться к Полосатому было очень трудно.

Как рассказал А. Малиновский, страхуя свой «бизнес» от провала, Карацумян выстроил такую жесткую «вертикаль власти», которой позавидует любая госструктура. «Ядро» наркосети составляли сам Полосатый и несколько человек его ближайших родственников и особо доверенных лиц. Непосредственной продажей товара сам Полосатый никогда не занимался – его делом было общее руководство. «Особы, приближенные к императору», сбывали героин следующему звену цепочки – оптовым дилерам, а те, в свою очередь, отдавали товар на реализацию так называемым «бегункам» – непосредственным распространителям наркотика, как правило, из числа наркозависимых. Так что низшая каста банды, «бегунки», знали в лицо только одного человека – своего поставщика. В свою очередь, и дилер, за которым закреплена строго определенная группа «бегунков», отдавал товар исключительно им, так что постороннему человеку наркотик не удалось бы получить ни за какие деньги. Стоило кому-либо из подчиненных Полосатого проштрафиться или попасть в поле зрения милиции, пусть за проступок, даже не связанный с наркотиком, – человек мгновенно выбывал из игры, его больше и на пушечный выстрел не подпускали к себе члены банды. Надо ли говорить, что преступная деятельность велась в условиях строжайшей конспирации, у Карацумяна была налажена отличная система разведки и контрразведки.

– О серьезной организации говорит и тот факт, что крупными партиями героин наркодилеры не сбывали, – продолжает Малиновский. – Только пакетиками массой по пять граммов и менее. А чтобы не погореть, насыпали порошок в герметично запаянные капсулы, которые при малейшем намеке на опасность проглатывали.

Торговцы смертью

В преступных кругах края Полосатый пользовался немалым авторитетом. Вором в законе не стал: по неписаным воровским правилам «барыг» – торговцев наркотиками «короновать» не положено, но поддержкой и покровительством «авторитетов» пользовался. Борцы с наркотиками разрабатывали наркобанду около полугода, по крупицам собирая информацию и готовясь к решительным действиям. Оперативники умалчивают, каких трудов стоило внедрить в окружение наркобарона сотрудника наркоконтроля, но, учитывая звериную осторожность Полосатого, залегендировать правоохранителя пришлось по всем правилам спецслужб.

Сейчас сам Полосатый и два его ближайших соратника находятся под арестом, еще четыре члена преступной группировки – под подпиской о невыезде. Карацумян, ссылаясь на 51 статью Конституции, отказывается давать какие-либо показания. Но наркополицейские уверены, что и уже имеющейся доказательной базы вполне достаточно, чтобы отправить «полосатиков» в места не столь отдаленные на долгие годы.

– И тем не менее мы обладаем далеко не полной информацией о масштабе их деятельности в том плане – сколько человек они уже успели «посадить» на иглу, – говорит Александр Малиновский. – Мы знаем, что с Карацумяном уже неоднократно пытались выяснять отношения те несчастные родители, чьи дети благодаря «полосатикам» пристрастились к наркотикам. Поэтому просим тех, кто пострадал от деятельности группировки Карацумяна без опасения сообщать имеющиеся сведения на телефон доверия управления наркоконтроля (8652) 77-66-69 или следователю, ведущему расследование, по телефону (8652) 73-80-65. Ваши показания станут еще одним «прутиком» в той решетке, за которую мы посадим торговцев смертью.

(По понятным мотивам фамилия организатора наркобанды, в отличие от клички, изменена).