– Пани Барбара, вы уже успели посмотреть какие-то фильмы из фестивальной программы? Ваши впечатления?

– Я никогда не смотрю фильмы на фестивалях.

– Почему?

– Мне некогда.

– А что вы делаете?

– Вот это и делаю: даю интервью, провожу встречи…

– Вы верующий человек?

– Я завидую людям, которые верят по-настоящему. Но, по правде говоря, кроме Папы Римского, за всю свою жизнь я не заметила ни одного такого человека. Я видела, как люди заходили в костел, но, выходя из него, забывали о вере… Я же не верующая по-настоящему. Я не хожу в костел. У нас есть такая пословица: «Когда тревога – тогда Бога». Как и многие люди, я обращаюсь к Богу, когда возникают беды…

– Вы лично встречались с Папой Римским?

– Только во сне.

– Расскажите, как это было.

– Я буду плакать, если расскажу… Когда погибла моя дочь, я очень страдала – так сильно, что даже не могла ходить к священнику…И однажды мне приснился сон, я стояла на коленях перед Папой Римским, положив голову ему на колени, и рассказывала ему, как мне плохо…. А он гладил меня по голове… И утешал…

– Вся Россия любит вас по фильму «Ирония судьбы», а какое место он занимает в вашем творчестве?

– Уж точно не первое. Я до сих пор не понимаю, почему этот фильм так популярен в России. Когда мы снимали его, даже не предполагали такого успеха. Работали, как всегда, отдавая все , что можем… Честное слово, не понимаю, почему меня в России любят только за этот фильм. К сожалению, только за этот фильм…

– А в Польше – за какой?

«Анатомия любви», «Месть фараона»…

– Вы снимались во второй части фильма «Ирония судьбы. 30 лет спустя». Что изменилось за это время?

– Когда вы увидите молодых мужчин в бане, вы поймете, что изменилось…Увидите меня и моего партнера… Все изменилось. Режиссер, наконец…

– Вам было интересно сниматься во второй части?

– Конечно. Я понимала, что могу получить все деньги, которые захочу. Я откровенно об этом говорю. Потому что это правда. Я знаю, что без меня этого фильма нет. Если Надя будет другая, то фильма не будет.

– Вы ставили продюсерам жесткие условия?

– Я не ставила условий голливудских. Я же приличный человек…

– Вы сказали, что не ожидали, что первая «Ирония» будет иметь такой успех. А вторая как, по-вашему, будет?

– Дай Бог! Там играют молодые актеры – Костя Хабенский, Лиза Боярская. Они играют, мучаются. Я говорю им: «Все напрасно. Никто на вас смотреть не будет. Будут смотреть только на меня». Они говорят: «Мы знаем, мы знаем». Но, конечно, они верят в успех. Потому что они – главные герои.

– Вы поддерживаете отношения с актерами из первой «Иронии судьбы»?

– Нет. Вообще такое редко бывает. Заканчиваешь работу- и все. Мы встречались много раз в жизни, по разным поводам. Но между нами – только профессиональные отношения.

– А вообще с кем-нибудь из российских актеров дружите?

– Нет. С польскими тоже не дружу. Тем более. Дружить с актерами – невозможно. Они все сейчас гонятся за работой, за деньгами, за славой. Никогда нет времени. Они очень завистливые и часто бывают невежливыми… Мои друзья- это обычные люди, неизвестные.

– Вы знаете песни, которые звучат в картине?

– Знала, сейчас уже забыла.

– А сами не пробовали петь?

– Пробовала. Я до этого всегда пела на площадке. По первоначальному сценарию я должна была играть учительницу польского языка. Чтобы мой акцент был допустим. Но кто-то сказал: «Нет, она будет играть учительницу русского языка».

– Кто еще из актеров первой части снимался в продолжении?

– Мягков, Яковлев, Талызина… Все, кроме тех, кого уже нет. И кроме Лии Ахеджаковой. Она сразу отказалась. Сказала, что «Ирония судьбы» – это святой фильм, и его нельзя трогать. И она не будет в этом кощунстве участвовать. Правда, потом очень жалела…

– Вы отлично выглядите. У вас ни одной морщинки на лбу нет. Как вам удается?

– Моей маме – 85 лет, у нее тоже ни одной нет. Морщинки – это не самые большие проблемы.

– Говорят, что люди с легким характером долго остаются молодыми. Вы верите в это?

– У меня не легкий характер. Хотя разные люди по-разному говорят. Я очень требовательная. По отношению к себе прежде всего. И от всех требую того же. А это не всегда хорошо и не всегда возможно. У меня очень мало друзей. Если мне что-то не понравится, я сразу говорю: «Уходи!». Но тот человек, который остается, он влюблен в меня. И ему очень хорошо со мной. Я все время ищу идеал. И только недавно пришла к мысли, что идеала не бывает. И надо искать компромисс.

– А в чем заключается этот компромисс? С какими мужскими недостатками вы готовы смириться?

– С мужчинами у меня компромисса нет.

– Что вы предпочитаете в еде?

– Без мяса жить не могу. Я – человек с первой группой крови. А это, как известно, – мясоеды. Люблю черную икру. Красную, может быть, тоже, но уже не так…Дыни узбекские.

– В какой стране мира вы хотели бы жить?

– В Испании. Но только вместе с моим домом и с моими друзьями, и всем тем, что я имею в Польше.

– А чем вам нравится Испания?

– Климат. В Польше плохой климат. Летом – жара, зимой – морозы ужасные. И поэтому мы такие злые. А испанцы всегда улыбаются. В обед не работают: у них сиеста.

– Неужели у вас не было возможности уехать?

– Была. Но не вышло…

– Вы один раз были замужем?

– Нет, два. Но это почти как один. Потому что с первым мужем детей не было.

– Что вы предпочитаете в одежде?

– Я предпочитаю без одежды. Обожаю летом на даче, где никого нет, ходить в трусах или без трусов, загорать без ничего… Ненавижу холод. Приходится много на себя надевать. И тогда я хожу, как цыганка…А вообще, мне неважно, что на мне надето, важно, чтоб не обращать на это внимания.

– Что такое ваша дача?

– Это мое счастье. Туда можно убежать от всего. Там нет проблем. Я живу там по полгода. Она находится в 70 километрах от Варшавы. Выращиваю овощи, цветы, собираю грибы. В этом году очень много было грибов. Я 130 банок замариновала и 4 килограмма насушила.

– Во сколько встаете?

– В 4 утра встаю, беру ведро, ножик …Один раз случай был. Иду обратно из лесу с грибами. И вижу, за забором моих соседей, которые очень редко приезжают, растет огромный белый гриб. Это – большая редкость. Я в нашем лесу собрала за все время только шесть белых грибов. Я вижу, что растет просто мутант! А я – в красной куртке, в красных штанах. В руках – красное ведро, красные калоши….В общем, очень яркая. А там рядом живут крестьяне, которые очень дружат с этими соседями. И я боялась, что они меня увидят. Но меня это не остановило: две-три секунды – и я уже с этим грибом. Я – маньяк на грибы.

– Вы прекрасно готовите. Подарите нашим читателям рецепт от Барбары Брыльской.

– Гречневая каша – это бомба. Сначала кладу в воду гречневую крупу. Немножко соли. Замачиваю изюм в горячей воде, чтобы он стал круглый. Грецкие орехи режу крупно, чтобы чувствовались. Добавляю туда оливковое масло, черный перец и соль. Конечно, чем больше изюма и орехов, тем лучше, – надо чувствовать эту сладость. А потом начинаешь есть и уже не можешь остановиться. Ешь, ешь, ешь…Главное- это очень полезно.

– У вас есть домашние животные ?

– Кот. Два года назад сын подарил мне его на именины. Его зовут Лелик.

– Расскажите про своего сына.

– Он учился на трех факультетах. Менял их каждые полгода. Искал себя. А потом я ему сказала: «Знаешь, я не буду больше платить. Найди работу, работай, а если поумнеешь, поступишь на вечернее отделение, будешь учиться и работать».

– Сын унаследовал какие-то ваши черты?

– Он очень красивый. Но это, к сожалению, не главное.

– А что главное?

– Счастье. Всего лишь частичка счастья, и тогда все может сложиться так, как надо. Конечно, красота помогает. А когда она уходит? Вот это страшно. Женщина некрасивая привыкает к этому и всю жизнь нормально живет. Она не замечает в жизни всего того, что замечает женщина красивая. Ужасно дорогую цену платишь за красоту. Старость – это такое свинство! Когда моей маме было 80 лет, я у нее спросила: «Мама, как ты себя чувствуешь?» И она ответила: «Если бы мне было 20 лет и я бы себя так чувствовала, я бы думала, что я умираю…»

Лариса КУЛАГИНА