У профсоюзов серьезные претензии к социальной части проекта российского бюджета на ближайшие три года, предлагаемого правительством, где, как известно, минимизируются гарантии благосостояния простого труженика. Вызывает протест и намерение привязать выплаты работникам бюджетной сферы к минимальной заработной плате. Почему? На эту и другие темы рассуждает председатель краевой организации профсоюза работников образования и науки Людмила Кораблева. Как дать, чтобы отнят

– Речь, видимо, о долгожданном повышении МРОТ с 1100 до 2300 рублей. Что же в этом плохого?

– При ближайшем рассмотрении предлагаемая система выплат обернется для бюджетников реальным снижением доходов. Я полностью согласна с мнением министра труда и социальной защиты населения края Н.Пальцева ( «СП» за 23.05.2007 г.): на словах высказывается забота об учителях, вузовских преподавателях, а на деле – мыльный пузырь. Судите сами. Предусмотренное с 1 сентября изменение структуры МРОТ, то есть приравнивание его к понятию минимальной зарплаты, на самом деле приведет к фактическому снижению дифференциации в оплате между простым трудом и трудом высококвалифицированным – с 4,5 до 2,7 раза. Потому что зарплата по I разряду Единой тарифной сетки (ЕТС) не может быть ниже 2300 рублей, а оклады по всем остальным разрядам предусматривается индексировать лишь на 15%. При этом отменяются все ныне действующие стимулирующие и компенсационные выплаты. Фактически предложения экономического блока правительства РФ сводятся к «замораживанию» оплаты труда в бюджетных учреждениях. Печально и то, что в течение трех лет не предусматривается значительной прибавки – только компенсация на инфляцию – всего на 20% за три года. А такое повышение должно быть ежегодным.

– Правильно ли, что бюджетники разных сфер деятельности привязаны к единой тарификации, каковой является ЕТС?

– Давно назрела необходимость разработать для каждой отрасли свои правила игры. В этой ситуации тем более не-оправданно затягивание федеральными министерствами и ведомствами формирования необходимой нормативной базы. Сделать это нужно уже в текущем году. Чтобы дать время и регионам для разработки соответствующих законопроектов. Надо признать, власти субъектов попадают при этом в сложную ситуацию. Ведь их экономические возможности неравнозначны. Где взять деньги? В частности, в Санкт-Петербурге учителя уже переведены на новую систему оплаты за счет губернаторской надбавки. Зарплата учителей в Ростовской и Волгоградской областях с 1 мая прошлого года проиндексирована на 37,5% (общефедеральная прибавка составила 15%) также за счет региональных бюджетов. У нас же никаких дополнительных мер поддержки учителей нет. (Только те, что действуют в рамках национального проекта по всей стране). Да и бюджет, как известно, дефицитный. Если держаться на уровне тех сумм, что выделяются из федерального бюджета, движения вперед не будет. Причем ни при какой системе оплаты. Даже наоборот. Я обосновала уже, по какой причине. Значит, придется повышать заработную плату за счет оптимизации системы образования. А это только звучит красиво: на деле придется закрывать нерентабельные школы, сокращать штаты, увеличивать число совместителей, что, безусловно, отрицательно скажется на качестве обучения. Ограничение права бюджетных учреждений использовать внебюджетные средства на свои нужды, заложенное в проект изменений к действующему Бюджетному кодексу, также заставляет задуматься. Не подталкивают ли власти таким образом к вынужденному переходу бюджетных учреждений в разряд автономных? Но такая реорганизация может быть целесообразна только для крупных высших учебных заведений. Подобные правовые изменения снижают ответственность государства за состояние дел в образовании. А это неправильно.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ