Татьяна И. получает от пристава Светланы БАБЕНКО предупреждение. В чем и подписывается...

Татьяна И. получает от пристава Светланы БАБЕНКО предупреждение. В чем и подписывается...

Cuculus canorus

Для мамаш, с легким сердцем отказывающихся от своей кровинушки, народная молва давно придумала эпитет – «кукушка». А как назвать тех представителей сильного пола, которые, оставив семью, считают, что больше ничего не должны детям? И обязанность давать деньги на содержание собственного чада воспринимают как тяжкий крест? Принципиальной разницы между ними и горе-мамашами, думаю, нет. Только вот в русском языке не существует отдельного слова, обозначающего «самец кукушки», есть сплошная латынь – Cuculus canorus.

Дотошные российские статистики подсчитали, что только 12 процентов разведенных мужчин платят алименты, да и то лишь с «белой» зарплаты. В ряде цивилизованных стран подобных «отцов» не принимают на работу, запрещают получать кредиты, отбирают водительские права и вообще создают им «сладкую жизнь».

– Количество исполнительных листов по взысканию алиментов на содержание несовершеннолетних у нас, к сожалению, не снижается, – говорит заместитель главного судебного пристава края Чеслав Кужель. – Сейчас в структурных подразделениях Управления Федеральной службы судебных приставов по Ставропольскому краю находится более 24 тысяч исполнительных производств о принудительном взыскании алиментов. Причем почти шесть тысяч из них были возбуждены в нынешнем году. Добровольно же платят алименты всего 33 процента отцов, оставивших семьи.

На выдумки хитры

Остальным, как говорят приставы, приходится «помогать». Конечно, с пьющих, употребляющих наркотики неработающих и опустившихся маргиналов взять нечего. Мера воздействия на них одна – привлечение к уголовной ответственности. Но есть и другая категория – алиментщики- «жулики». Для того чтобы «сберечь копейку», хитрые папаши используют все возможные способы «зажать» кровные от бывшей семьи. Приехав на джипах, выворачивают пустые карманы и заверяют, что не имеют средств на содержание ребенка. Самый распространенный прием – устроиться на работу дворником или сторожем, одновременно трудиться нелегально, на более высокооплачиваемой должности, получая зарплату в конверте.

«Опытные» алиментщики переписывают имущество на родственников и друзей и живут в свое удовольствие. Женщины плачут – ну не может он получать всего шестьсот рублей и жить при этом в шикарном коттедже и ездить на иномарке. Но по документам выходит, что дом оформлен на двоюродную бабушку, а машину он водит по доверенности. Доказать, что бывший муженек не бедствует, достаточно сложно. Бумаги в порядке – значит, правда на его стороне. Единственный выход – убедить суд взыскивать с него алименты не в долевом отношении к зарплате, а в твердой денежной сумме.

Нередко неплательщики скрываются за пределами края. И тогда к поиску подключается милиция. После того как «беглеца» найдут, ему придется возместить государству и расходы по собственному розыску. Вдобавок ко всему бывшая жена (муж, родители и т.п.) может взыскать не только долг, но и пеню за каждый день просрочки. Даже если ребенку уже исполнилось 18 лет, алиментщик все равно в долгу, если не платил во-время.

Хитрость типа – не платить алиментов и не предоставлять сведений о доходах – не пройдет. Алиментщику придется только хуже: нужную сумму будут рассчитывать, исходя из среднестатистической зарплаты по России, которая, по данным на март нынешнего года, была равна 12 580 рублям.

Злостных неплательщиков привлекают к уголовной ответственности. На Ставрополье за первый квартал нынешнего года в органы внутренних дел приставами – исполнителями направлен 171 материал о привлечении злостных неплательщиков к уголовной ответственности. Правда, наказание «уклонистам» не сильно суровое: – обязательные работы на срок от 120 до 180 часов, исправительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до трех месяцев. Однако если человек за это время сподобится выплатить хотя бы сотню рублей, то и «злостность» с него автоматически снимается. Чтобы исправить этот законодательный перекос, разрабатывается проект «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ», конкретно в статью 157 УК РФ «Злостное уклонение от уплаты средств на детей или нетрудоспособных родителей». Например, ее недостаток – то, что в ней не дано определение злостного уклонения от уплаты алиментов. В новой редакции предлагается увеличить сроки обязательных и принудительных работ и ареста, а также – ввести дополнительное наказание – ограничение в праве занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Это у многих отобьет охоту не платить алименты, считают специалисты.

К слову, двуногих представителей «отряда гнездовых паразитов», как величают кукушек орнитологи, ждет «сюрприз»: краевое Управление Федеральной службы судебных приставов проводит акцию «Дети – будущее России», приуроченную к Международному дню защиты детей. В ее рамках пройдут специальные рейды по «отлову» злостных алиментщиков. Особо упорных неплательщиков к приставу-исполнителю будут доставлять в принудительном порядке. Кроме того, первого июня в управлении службы и всех его структурных подразделениях с 9 до 19 часов будут принимать граждан по вопросам взыскания алиментных платежей и уплаты задолженности по алиментам.

От бомжа до олигарха

В один из рейдов вместе с сотрудниками Благодарненского районного отдела судебных приставов УФССП по СК и отдела по делам несовершеннолетних местного РОВД отправился корреспондент «СП».

Первый адрес оказался «пустышкой» – на упорный стук в калитку и окна никто не откликнулся, хозяин, по всей видимости, в отлучке. Или, завидев людей в форме, предпочел не открывать. Здесь живет «вечный безработный» Александр Я. По словам пристава-исполнителя Светланы Бабенко, мужчина, согласно договоренности с экс-супругой, должен отдавать бывшей семье ежемесячно тысячу сто рублей. Ссылаясь на вечное безденежье, он уже задолжал около двадцати тысяч, однако на выпивку копейку находит без проблем.

– В прошлом году Александр уже привлекался к уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты алиментов, суд назначил ему наказание в виде исправительных работ, – говорит пристав. – Должник исправно является к нам по вызовам и повесткам, но все время «поет одну песню»: «Вот устроюсь на хорошую работу, сразу все выплачу».

Не оказалось дома и следующего алиментщика – Михаила П. Бойкая старушка, представившаяся его мамой, рассказывает, что сын уехал в Москву на заработки, а она ни сном ни духом не ведает о его долгах. А арестовывать из его вещей просто нечего, мать приглашает в этом убедиться. Проходим в дом, где видим только горы непригодного для использования хлама, повсюду немытая посуда, какие-то тряпки, кули. Грязнющий пол, колченогая, подобранная явно на свалке «мебель», грязные, местами битые стекла окон... И – специфический «аромат» из ядреной смеси перегара, табака и прокисшей пищи.

Судебным приставам в этом бедламе – язык не поворачивается назвать его человеческим жильем – дела не нашлось. Зато совершенно неожиданно «подвалила работа» инспектору отдела по делам несовершеннолетних Владимиру Юдину. В одной из комнатенок на некоем подобии кровати на ворохе замасленного тряпья «обнаружились» две спящие девочки лет трех и полугода на вид. Тут же – неопрятного вида молодуха, представившаяся Оксаной. Она заявила, что вместе с мужем приехала в Благодарный на заработки, они снимают здесь квартиру, но завтра съезжают... Юдин, перевидавший на своем веку множество неблагополучных семей, проверяет у Оксаны паспорт, документы на дочек. Выясняется, что живет семейство в Благодарном без регистрации. В результате Оксану и ее семью берут на карандаш, чтобы проследить, насколько заботливо она отнесется к своим детям, сумеет ли обеспечить им нормальные условия.

Следующий представитель «злостных уклонистов» – увы – женщина. Мать двоих дочерей (впрочем, довольно давно лишенная родительских прав) 50-летняя Татьяна И. Нигде не работающая, изрядно поддающая, живущая у очередного сожителя, она не выделяет своим девочкам, живущим в детдоме, ни копейки. Опекунское учреждение через суд потребовало взыскать с нее задолженность по алиментам с 2001 года – более 60 тысяч рублей.

Задача, на мой взгляд, не из легких – горе-мамаша искренне недоумевает, за что она должна платить и откуда ей взять такие деньжищи. Оправдывается, что на работу не берет никто, потому что «посеяла» где-то паспорт, денег на восстановление документа нет. И имущества она никакого не имеет, сама живет «в людях», пьет-ест за чужой счет. Растолковав Татьяне, что ее резоны несостоятельны, платить все равно надо: бывших детей, в отличие от мужей, не бывает, Светлана Бабенко вручает ей под роспись предупреждение о необходимости погасить задолженность.

Закончился рейд посещением предпринимателя Евгения С. Он – из категории «склеротиков», у которых всегда наготове восклицание: «Черт возьми, забыл!». Сетуя на свою дырявую память и вечный цейтнот, он поклялся прямо в этот же день заплатить все положенное.

Вот такие проблемы. У кукушек. У приставов. А самое главное, у детей...

Юлия ФИЛЬ