Бабушкин внук С самого младенчества Шурка Ковалев был на попечении бабушки. Младшая дочь Таисии Васильевны, Елена, ни дня не утруждала себя заботами о ребенке: едва выписавшись из роддома и сдав «случайного» сына с рук на руки матери, непутевая Лена исчезла из родительского дома в поисках новой любви. В жизни Шурика она появлялась «набегами» – на день-два, после чего вновь исчезала на долгие месяцы. Даже когда двухлетний малыш серьезно заболел, в стационар мать не пришла.

Бабушка не чаяла души в Шурике, жалела его, старалась заменить ему и мать, и отца. Несмотря на некрепкое здоровье, старалась подработать лишнюю копейку где угодно, лишь бы внучок был обут, одет и накормлен не хуже остальных. Пацан рос хоть и шкодливым, но ласковым и приветливым. После восьмого класса пошел в профтехучилище, появилась своя компания. Новый круг общения, к великому огорчению родни, изменил парня: Сашка стал скрытным, лживым, часто не ночевал дома, пристрастился к выпивке и наркотикам.

– Видно, наследственность начала сказываться, – вздыхает тетя парня, Надежда. – Ведь не зря же говорят, что яблоко от яблони… Но бабушка ему все прощала, изо всех сил тянулась, чтобы поставить Сашку на ноги, сделать из него человека.

Друзья-приятели

На втором курсе ПТУ Сашка крепко влип: задолжал двоим приятелям 3000 рублей. Роман Кубин и Игорь Лесняк поручили ему купить наркотики, снабдили деньгами. Но Сашка товарищей «кинул»: всю наличность он истратил. Тогда, устав от бесконечных обещаний типа «отдам завтра», кредиторы решили жестоко расправиться с должником. И Сашка перестал посещать училище. Заимодавцы навестили должника «на дому». По дороге встретили однокурсниц – Ксению Протасову и Ингу Ткаченко.

– Куда это вы? – полюбопытствовали девушки.

– Да Сашку Ковалева навестить, мозги ему вправить, – сплюнул Игорь. – Взял, урод, деньги и не отдает. Слышьте, девчонки, пойдемте с нами, вы его из дома выманите, а то нам он может и не открыть.

Подруги с радостью согласились на «приключение». Сашки дома действительно не оказалось, дверь открыла Таисия Васильевна. «Бравая четверка», подбадривая друг друга, ворвалась в дом. Девицы завязали старушке глаза, а парни начали копаться в вещах.

– Где деньги? – орала на перепуганную старушку вооружившаяся найденным на кухне ножом Протасова. – Говори, старая кляча, а то палец отрежу!

– Какие деньги, деточки? Нет у меня ничего, – беспомощно шептала Таисия Васильевна. – Что же вы делаете, за что? В поисках наличности налетчики перевернули весь дом, но тщетно. Больших денег и в самом деле не оказалось, поэтому прихватили то, что подвернулось под руку: 50 рублей, семь банок тушенки, две – сгущенного молока и старенький будильник. «Смотри, бабка, молчи, а то придем и добьем», – уходя, пригрозили подростки.

Трусость

О нападении Таисия Васильевна не сказала никому. Не стала и обращаться в милицию. Пенсионерку мучили сомнения: уж очень похож был один из грабителей на друга внука, который был частым гостем в их доме. Сердобольная бабушка очень боялась навредить Сашке – дескать, парня милиция затаскает.

Как ни скрывался Сашка от кредиторов, через месяц они его все же подкараулили.

– Ну что, когда деньги будешь отдавать? – зажали они Сашку в угол.

– Ребята, нету у меня, – трусливо отпирался тот.

– Тогда барахлом отдавай, гони магнитофон или еще чего там у тебя есть.

– Слышьте, хлопцы, у меня сегодня бабка должна была пенсию получить, у нее деньги есть,

«осенило» вдруг Шурика. – Я у нее попрошу, вам все верну до копейки. Если даст, конечно.

– Не даст – сами возьмем, – пригрозили вчерашние друзья.

По дороге к дому Сашка прикинул, что денег бабушка ему не даст, еще вчера она говорила, что пенсию планирует потратить на хозяйство: стены и потолок побелить, дверь обновить. Сказал об этом попутчикам, но те, рассвирепев, заявили, что в таком случае за внука ответит бабушка. Посадив должника на лавочку на остановке автобуса, Кубин и Лесняк приказали ему не двигаться с места, пока они не вернутся с «дела», а сами пошли в уже знакомый дом. Шурка, понимая, что самому родному человеку угрожает реальная опасность, тем не менее не двинулся с места.

Палачи

– Кто там? – на стук в дверь отозвалась Таисия Ковалева.

– Это я, ба, – изменив голос, отозвался Игорь, натягивая на глаза вязаную шапочку.

Ничего не подозревавшая старушка распахнула дверь... Мощным ударом кулака в лицо Лесняк свалил ее на пол. Потерявшую сознание пенсионерку перетащили на кровать, связали руки и ноги.

– Гони деньги, старуха, – скомандовали непрошеные гости. – Мы знаем, у тебя есть. Пенсию, небось, получила?

На беду Ковалевой, пенсию ей в этот день не принесли, почтальонша приболела. Узнав, что им ничего не светит в плане наживы, юные преступники взбеленились. Следующие несколько часов превратились для 77-летней женщины в ад. Разъяренные юнцы били ее ногами, прижигали тело раскаленным металлом, били головой об стену. Но и этого им показалось мало: пожилая женщина подверглась сексуальному надругательству.

Забив старушку до смерти, мерзавцы отыскали кошелек с 76-ю рублями и ушли.

Кара

Задержали Кубина и Лесняка на следующий же день. Так и не дождавшись «приятелей» на остановке, Сашка убежал, всю ночь бродил по улицам, не решаясь вернуться домой. А когда пришел, увидел толпу народа. Навзрыд плакала тетка, милиция опрашивала соседей. На первом же допросе горе-внук признался, что преступление совершили его друзья, которым он задолжал деньги. В ходе следствия «всплыл» и первый эпизод нападения, в милицию попали и девицы.

На суде несовершеннолетние изверги, как могли, старались преуменьшить свою долю участия в издевательстве над беспомощной женщиной. Но это им не помогло: краевой суд под председательством Леонида Кондратьева приговорил девушек к трем годам лишения свободы условно, а юношей – к девяти годам в воспитательной колонии. Горе-внук прошел по делу свидетелем. Но избежать тюрьмы ему все же не удалось.

– Вскоре Бог наказал и Сашку, – рассказала его тетя, – его посадили за кражу. Пишет, что раскаялся во всем, собирается после освобождения начать новую жизнь. Но не знаю, как ему это удастся – с таким-то камнем на совести. Ведь бабушка, которую он фактически отдал на растерзание этим выродкам, так его любила, иначе как своим «солнышком» и «ягодкой» не называла. А ягодка-то оказалась горькая. Волчья...

(Фамилии фигурантов дела изменены).

Юлия ФИЛЬ