Только не в стройбат Несмотря на то, что военные строители возвели космодром Байконур, десятки других стратегических объектов, тысячи казарм и жилых домов, служить с лопатой да мастерком в руках желающих в Шпаковском районе почти не находится. Наверное, в памяти молодых людей прочно засел известный армейский анекдот. Солдатская молва приписывает его авторство американскому шпиону, который доносил в центр: мол, у русских есть особые части – стройбаты. Бойцы там – просто звери, им даже оружие опасаются доверять…

Шутки шутками, но большинство призывников рвутся в элитные части и подразделения: ВДВ, спецназ, морскую пехоту, пограничные войска. Хотят выполнять воинский долг с самым современным боевым оружием. И дело здесь не только в ура-патриотизме (хотя рейтинг армии благодаря государственной политике значительно вырос). Нынешние юноши исходят в основном из практических соображений: не служил, значит, на престижную работу путь практически заказан.

Причем речь не только о правоохранительных органах и других госструктурах. Ныне и частные предприятия с большой неохотой берут в свои ряды «отказников» и «уклонистов». В армии не служил. Что там у него на уме? Специальную комиссию создавать, чтобы проверить психологические качества будущего работника? Кому нужны лишние затраты?

Один пример. В минувшем году проходить альтернативную гражданскую службу (по религиозным мотивам) вызвался единственный человек. Просьбу удовлетворили: парень сейчас работает (точнее, служит) палатным санитаром в одном из домов престарелых в далеком северном городе. Ночные горшки, швабры, половые тряпки... Перспектива есть?

Впрочем, кого и куда направить, зависит не от начальника второго отделения капитана Махмуда Хубиева, не даже от районного военкома полковника Александра Мардиросова. Первую скрипку играет военно-врачебная комиссия. И от ее определения «годен без ограничения» или «ограниченно годен» зависит судьба призывника.

Года три назад любой «диагноз» был под вопросом. Ибо в прогнившие щелистые окна призывного пункта врывался не только ветер, но и снег. Тела призывников покрывались «гусиной кожей». А медики (особенно поздней осенью) кутались в теплые пальто и шубы: получалось, то ли врач не годен, то ли призывник...

Сейчас обстановка иная: пластиковые окна надежно защищают и врачей, и будущих солдат. Тепло. Обстановка рабочая, комфортная. И дополнительную оплату медикам Министерство обороны производит вовремя. Служите, парни, на здоровье!

А вот со здоровьем по-прежнему возникают проблемы: годных без ограничения немного. Сказывается то, что ребята, случается, недоедают. Бывают и такие, что пристрастились к алкоголю. У иных – недочеты на генетическом уровне. Так что многим из забракованных до элитных подразделений как до Луны.

Правда, есть и такие, чья дальнейшая армейская судьба определена заранее: это парни, прошедшие допризывную подготовку в учебных подразделениях оборонно-спортивного общества (РОСТО). Они и комиссию ВВК прошли заблаговременно, и распределение заранее получили. По военно-учетным специальностям – водители, радисты.

А большинство призывников еще предстоит распределить. Причем учесть при этом распределении малейшие нюансы: полная или неполная семья, были ли приводы в милицию, наклонности, пожелания.

У тридцати с небольшим человек (из восьмисот, поставленных на призывной учет) особенность одна: уклониться от военной службы. Их разыскивают с помощью милиции, собственными (военкомата) способами и средствами. Нашли пока троих. Осужден один. На срок, значительно превышающий срок воинской службы.

Алексей ЛАЗАРЕВ