В 70-е годы он возглавлял большую сейсморазведочную партию. Как-то зимой к нему обратился бывший зек: «Возьмите на работу, гражданин начальник». Непьющий и некурящий Петр Стефанович, хорошо зная эту публику, покачал головой. Тот молча снял полусгнившие резиновые сапоги и заплакал. Ноги его были совсем черные, неживые. У «гражданина начальника» тоже подступили слезы. Вспомнил он свое детство, привязанные к ногам резиновые калоши, в которых и в стужу отправлялся за четыре километра в школу, вспомнил матушку, родную станицу Расшеватскую. И пожалел бедолагу. Жизнь как прекрасный сон

Однако и у Петра тоже было свое детское счастье. На стене в их домике висела чудом сохранившаяся фотография его дедушки, статного красавца-казака Федосова, служившего в конвое его императорского величества. Все другие родственники – мужчины, в том числе отец, погибли во время войны, и шестилетний мальчик влюбленно смотрел на деда, страстно мечтая о казачьей черкеске.

В 1958 году в армии, где Петр проходил срочную службу, к ним на учения в излучине Дона и Волги приехал Шолохов. Встречу организовали прямо в поле. Молодой солдат не верил своему счастью. «Тихий Дон» он прочитал в шестом классе! На «Тихом Доне» и повзрослел.

– Есть среди вас казаки? – спросил Шолохов, сидя с сигаретой на пеньке.

Петру показалось, что сама судьба стучится в дверь.

– Я казак! – выкрикнул он, не помня себя.

– А ведь и правда казак, вон как глаза сверкнули, да и стать есть, – улыбнулся Шолохов. – Откуда будешь, казачок?

Пожалуй, читатели давно уже догадались: герой нашего повествования не кто иной, как Петр Федосов, с именем которого не только на Кавказе, но и в стране связано современное возрождение казачества. В общении Петр Стефанович человек скромный, стыдящийся патетики и громких слов, но правда такова, что он действительно стал символом, одним из тех людей, которые словно бы повернули историческое время вспять. Строго говоря, Петр Федосов прожил две жизни, и даже не случись в России перемен, к его 70-летнему юбилею мы все равно написали бы о нем как об известном геофизике, который участвовал в поиске и разведке ставропольских месторождений нефти и газа, возглавлял трест «Ставропольнефтефизика», первым в крае обобщил материалы геофизических изысканий, актуальные и по сей день. Достаточно вообще сказать, что без его подписи не проходил ни один крупный строительный документ. Но, видно, Богу было угодно, чтобы в 52 года Петр Федосов начал свою жизнь заново.

В Петре Стефановиче везде и всюду безошибочно угадывали лидера. Так было и в Расшеватской школе, и в знаменитом в прежние времена Грозненском нефтяном институте, где он учился и возглавлял почти семитысячную армию комсомольцев. Так повторилось и в истории с возрождением казачества. Гены, не дававшие ему покоя в детстве, заставили думать и делать судьбоносный выбор. Устроенная судьба, авторитетный руководитель, и... полная неизвестность впереди. Выбрал второе. Уже в сентябре 1990 года на первом Большом круге его избрали атаманом Ставропольского краевого Союза казаков.

Помнится, через два года, когда мы стали понемногу привыкать к сообщениям с казачьего «фронта», в краевой Лермонтовской библиотеке состоялась общегородская встреча с приехавшим из Парижа издателем Никитой Струве, внуком известного российского философа и эмигранта. Особое измерение этому событию придали приглашенные казаки. Они стояли перед аплодирующим залом спокойно и даже величаво: для достоверности впечатлений не хватало разве только... царя. Но исторические «декорации» были другими. За окнами читального зала на площади Ленина стоял бронзовый Ленин. По признанию Петра Стефановича, которому тоже запомнилась эта встреча, он в те минуты вспоминал своего деда и будто не верил самому себе. Несмотря на все переживания последних лет, жизнь показалась прекрасным сном.

Потом начались будни возрождения. Атаман Федосов исколесил весь край, в 135 станицах были выбраны атаманы и казачьи правления. Нередко старики отзывали его в сторонку и, не сдерживая слез, спрашивали: «Не повторится ли прошлое, когда перебили всех казаков – и богатых, и бедных вместе с их детьми?..». С момента возрождения казачества прошло почти 18 лет, но и сейчас мы не перестаем задавать вопросы.

– Можно ли вообще дерзнуть, – спросила я Петра Стефановича, – войти дважды в реку истории? Стало ли казачество силой, способной формировать и менять время?

– Знаете ли, – ответил мой собеседник, – по космическим часам жизнь человека длится всего 7 секунд! А мы нередко требуем немедленных исторических выводов. Важнее увидеть другое. Казачество сумело сформировать идеологию, отвечающую национальным интересам России.

На Северо-Кавказском форуме в Сочи в 2004 году атаман Федосов сказал об этом президенту В. Путину и услышал в ответ: «Вы меня убедили». Спустя полтора года был принят закон о государственной службе российского казачества.

В своей деятельности казаки определили четыре основных направления: возродить традиции казачьей службы, землепользования, самоуправления и духовного воспитания молодежи. После трагического распада страны неспокойный Кавказ, словно пробудившийся вулкан, остро нуждался в равновесной силе. Исторически такой силой служили казаки, но и им необходима была честно протянутая рука государства. Ну а тогда, в начале 90-х, о благородных намерениях ставропольского казачества узнали по всей стране. Атамана Федосова стали приглашать повсюду. Не раз встречался он с Горбачевым, Ельциным, Черномырдиным, Солженицыным, Никитой Михалковым, с младшим сыном Шолохова, с которым его связывает многолетняя дружба. До начала военных действий в Чечне – с Дудаевым, Масхадовым, Кадыровым.

И сейчас Петр Стефанович уверен, что усилиями казаков можно было предотвратить войну. На словах большие политики поддерживали процесс возрождения казачества, реально же боялись (или не хотели?) идти в этом направлении до конца. А на полпути всегда поджидает не Бог, а дьявол. Тут можно вспомнить о декларативном законе о реабилитации казачества, которому Петр Стефанович отдал столько сил, и о том, как не по-казачьи решился вопрос о земле, которая теперь буквально уходит у них из-под ног. Или об остановке строительства казачьего кадетского корпуса и о многом другом. Да, казакам будто ничего не запрещают, однако новое «расказачивание» происходит современными методами. По сути-то, брошен еще один исторический вызов. Первый был кровавый, теперь – искусительный.

Мудрый же Петр Федосов стремится полнее использовать отпущенный историей срок, понимая, что подлинная сила казачества в его традиционных ценностях, противостоящих разрушительным тенденциям современности. При поддержке владыки Феофана атаман печется об открытии детских воскресных школ. Он – член Совета старейшин и координационного совета при полномочном представителе президента РФ в ЮФО, председатель суда чести Терского казачьего войска, пишет книги об истории и традициях казачества. Трижды побывал в Америке в местах поселения казаков. В Лондоне изучал историю казаков, живущих в Англии. В Венгрию семья Федосовых ездила на поиски захоронения погибшего там во время войны отца. Изучая историю его гибели, Петр Федосов занялся своей родословной, а затем – и станицы Расшеватской, и Кубанского казачьего войска. Первые упоминания о казаках-однодворцах Федосовых он разыскал в приказных разрядах таможенных книг, относящихся к 1619 году.

Сейчас Петр Стефанович трудится заместителем директора Ставропольского филиала Московского государственного гуманитарного института имени М. Шолохова. Он – кандидат исторических наук, доцент. Награжден медалью «За заслуги перед Ставропольским краем», имеет награды практически всех казачьих войск, а также орден Сергия Радонежского III степени Русской православной церкви, многие правительственные награды. Петр Стефанович радуется, что вырастил с женой хороших детей и внуков. Дом его заполнен книгами. «Богатства в семье не нажили, – говорит он, – зато не бедны духовно».

Нередко казакам приходят благодарные письма от парней, ушедших служить в армию. Перед отправкой на службу по старинной казачьей традиции им вручают мешочек с родной землей, и молодые казаки клянутся верой и правдой служить своему Отечеству. В таких случаях Петр Федосов с благодарностью вспоминает всех, кто помогает делу возрождения казачества: и своих верных соратников, и рядовых казаков, и руководство края. В одиночку в России сильными быть трудно.

Светлана СОЛОДСКИХ