Проект создания на Кавминводах особой экономической зоны на федеральном уровне прошел уже два «сита» – сентябрьское и октябрьское, не получив ни единого замечания. Окончательную пятерку регионов, которые получат право создать у себя туристско-рекреационную зону со всеми втекающими сюда инвестициями, министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф обнародует в конце октября. Шансы края попасть в их число многие оценивают как высокие. Однако внутри Ставрополья не стихает скандал, связанный с итогами своего, краевого конкурса…

А какая начинка

Краевой конкурс объявлялся на разработку документации для федерального, и, следовательно, ему предшествовал. Проводивший конкурс комитет по госзаказу конверты с заявками вскрыл 1 сентября, огласив имена участников. Их оказалось двое, и обе компании московские – ЗАО «Международная акционерная научно-производственная ассоциация «Стройпрогресс» и ООО «Финансовый и организационный консалтинг» (далее – «ФОК»). По условиям, к пакету стандартных документов они приплюсовали техническую документацию: одна фирма представила семь томов, но тонких, другая – три тома, но толстых. Обложки – красная и зеленая. Да и по содержанию заявки (назовем их «стройпрогрессовская» и «фоковская»), как отметил председатель комитета Игорь Перепелица, «очень разные». Что же фирмы предложили?

Идея «ФОК» – создать современный туристско-рекреационный комплекс на территории всех городов Кавказских Минеральных Вод, а также Предгорного района. Транспортную и инженерную инфраструктуру проложить за казенный счет, а все остальное строить уже на деньги привлеченных инвесторов. Все остальное – это комплекс мини-пансионатов у горы Машук, всесезонный спортивно-горно-лыжный курорт в Лермонтове, тренировочный комплекс в Кисловодске, центр экстремального туризма на Юце, а также этнопарк, мега-парк развлечений, вип-деревня, гольф-клуб международного уровня, огромный детский оздоровительный центр, два завода по розливу минеральной воды, фабрика по производству косметологических средств и много чего еще.

– Всего же там 14 крупных проектов и добрая сотня объектов (гостиницы, конгресс-отели, рестораны, аквапарки и т. д.), построив которые, мы не только насытим Кавминводы туристско-развлекательной начинкой, но и привнесем новые технологии в бальнеологический комплекс, – говорит вице-губернатор Борис Калиничев, который непосредственно курирует нашу особую экономическую зону, а сейчас «защищает» ее на уровне Москвы.

Идеи не только красивые, но и, что важнее, реальные – каждая из них снабжена целым пакетом документов. В их числе – новые генпланы городов, карто-графические материалы, паспорта участков, земельные кадастры, подтверждающие права собственности на участки… «Зона охватит почти 2 тыс. гектаров, причем земля уже забронирована, а для инвестора это главное», – отмечает Б. Калиничев. Кстати, свое согласие работать на Кавминводах в случае создания здесь особой территории дали почти 40 отечественных и зарубежных компаний. Более того, каждая из них подписала соответствующее соглашение. Их список тоже прилагается.

Имеется также технико-экономическое обоснование проекта, просчитанные финансовые результаты, система обеспечения безопасности туристов, расчеты предполагаемых расходов бюджета, стратегия развития Кавминвод, характеристика социально-экономического положения региона, «скроенная», кстати, по западному образцу и заверенная главами министерств и ведомств.

Что касается второго проекта, принадлежащего «Стройпрогрессу», то, листая его, я, например, заметила лишь две конкретные идеи – создать комплекс отдыха и туризма «Кисловодск спортивный» и туристический центр «Дубровка» в юго-западной части Пятигорска. При этом здесь практически отсутствуют официальные источники информации. Во всяком случае, так говорится в одной из справок, которые довелось изучать. Да и Б. Калиничев, выступая на сентябрьском заседании Думы края, сравнил «стройпрогрессовский» вариант с эпосом. «Там проекта зоны нет», – сказал он.

Например, в главе, касающейся перспектив развития турбизнеса на КМВ, рассказывается, в частности, о том, как воевали здесь народы. Вместо социальных аспектов экологических проблем конкретной территории описываются аспекты экологического кризиса в мире. Да и в целом связь с особой экономической зоной на Кавминводах довольно часто «не прослеживается». Это если верить одной из тех официальных комиссий, что работали уже после итогов конкурса. Контрольное управление губернатора опять же постфактум пришло к выводу, что проект «Стройпрогресса» вообще нельзя было допускать к конкурсу. Правда, И. Перепелица считает, что допускать к конкурсу нельзя было другой проект. «Насколько я понял, он готовился задолго до объявления конкурса, и в подготовке принимал участие заказчик – краевое министерство экономического развития и торговли, а федеральный закон о госзакупках требует равных условий для всех участников конкурса», – заявил И. Перепелица.

Однако 4 сентября оба были допущены, и 6 сентября победителем объявлен… «эпос».

Подводный камень

Интересный вопрос – почему?

По условиям конкурса, обе заявки для начала должны были соответствовать техническому заданию, разработанному министерством экономического развития края и утвержденному комитетом по госзаказу.

– Они соответствовали, – говорит И. Перепелица. – Причем это было не мое заключение, а временной рабочей группы, в которую, в частности, входили четыре замминистра, два доктора наук, один кандидат наук, помощник вице-премьера, курирующего экономический блок, и мой заместитель. Да, у фирм разный подход, но обе заявки соответствуют требованиям конкурсной документации. В этом случае единственным критерием является цена государственного контракта.

«ФОК» свои труды оценил в 9 млн. 800 тыс. рублей, а «Стройпрогресс» – в 7 млн. 890 тыс. рублей, т. е. почти на два миллиона меньше. И 6 сентября комиссия комитета единогласно приняла решение признать победителем конкурса «Стройпрогресс». «Как предложившее лучшую цену», – гласит официальный протокол.

– Присудить первое место более дорогой заявке мы просто не могли, это было бы нарушение закона, – говорит И. Перепелица. – А так, если учесть, что крайняя цена контракта составляла более 10 миллионов, мы сэкономили государству 2 млн. 270 тыс. рублей. Я считаю, что это существенно. Моя совесть чиста. При этом могу заметить, что это лишь один из двухсот конкурсов, проведенных нами начиная с весны нынешнего года. По некоторым из них экономия превышает 9 млн. рублей, как например, вышло с кредитной линией по минфину. Наш комитет создан для обеспечения эффективного использования бюджетных средств.

С другой стороны, если исходить из интересов края и его казны, то в данном конкретном случае для него, пожалуй, важнее не цена проекта, а как раз его качество. Да и в целом думается, что в тендерной системе цена должна быть не первым критерием, ибо им легко прикрыться тем компаниям, которые любят предлагать помидоры дешевые, но протухшие. Однако И. Перепелица подчеркивает, что «в конкурсе нужно побеждать», и проигравшая фирма сама поставила цену практически максимальную от потолочной, «и теперь пытается сделать крайними нас». А ведь попросту могла дать цену более приемлемую и выгодную государству, тем более что это было вполне возможно. Со своей стороны, Б. Калиничев считает, что не могла. И объясняет это тем, что «ФОК» к работе над проектом особой экономической зоны привлек еще семь организаций, в том числе пять консалтинговых компаний края, Ставропольский госуниверситет, ТИСИЗ, два проектных строительных института.

Самое интересное, что фактически цена и не была первым критерием. Она становилась таким только при соответствии обеих заявок всем требованиям. Как говорится, вот где собака зарыта, и место это весьма любопытное. Да, действительно, специальная рабочая группа подписала заключение о соответствии заявок требованиям конкурсной документации, но – с замечаниями, которые сделали как раз включенные в рабочую группу доктора и кандидат наук, а также заместитель министра экономического развития и торговли, т. е. представитель заказчика. И. Перепелица полагает, что замечания не существенные. Для проекта «ФОК» – они, действительно, прямо скажем, не судьбоносные, но для проекта «Стройпрогресса»...

Например, «материалы представлены без проектов соглашений с потенциальными резидентами (инвесторами. – А.Б.), а прилагается список возможных компаний, заинтересованных в сотрудничестве», «не представлен проект документа, подтверждающий согласие органов власти на выполнение обязательств по созданию и функционированию ОЭЗ», «следовало бы разработать прогноз финансовых потоков по проекту», «слабо проработано технико-экономическое обоснование без привлечения конкретных данных», «не отражены пути решения проблемы сохранения бальнеологических ресурсов».

Возникает вопрос – почему же поставили гриф «соответствие»?

– На ознакомление с обоими проектами нашей рабочей группе дали всего полтора часа, а чтобы досконально изучить все десять томов, как минимум нужна неделя, – рассказывает член рабочей группы кандидат геолого-минералогических наук Борис Годзевич. – За полтора часа можно лишь выборочно пролистать материалы, что мы и сделали. Впрочем, все равно было видно, что вариант «Стройпрогресса» – непонятно что. Однако, когда представитель организаторов конкурса, не помню фамилии, сказал, что его устраивают оба проекта, все стали подписываться. Но, написав на вариант «Стройпрогресса» уйму замечаний, мы думали, что, по логике, победит более фундаментальная работа. И никто, в том числе и я, не знал, что это подводный камень…»

Душистый ветер льгот

Ощущение: или кто-то очень хотел казенных денег, или кто-то очень не хотел, чтобы выиграл самый масштабный проект в новой истории Ставрополья – по созданию на Кавминводах особой экономической зоны туристско-рекреационного типа. По крайней мере, очевидно, на краевом конкурсе лоббировались интересы фирмы с явно непроходимым на федеральном конкурсе проектом.

Уже после итогов конкурса контрольное управление губернатора, проверив обе заявки, все-таки признало «стройпрогрессовскую» не соответствующей не только требованиям особой экономической зоны, но и конкурсной документации. В этом заключении контрольного управления расписался и сам И. Перепелица. Несмотря на это, в беседе с корреспондентом «СП» он отметил, что контрольное управление не сделало ни одного замечания, которое влияло бы на исход конкурса, а сделанные – «не существенны». И еще раз несмотря на это, глава комитета обратил внимание «на факт внесения кем-то из проверяющих и приобщения к результатам проверки документов, которые, исходя из даты выдачи, просто не могли находиться в конкурсной заявке – это результаты экологической экспертизы». «Выяснить, кто совершил данный проступок, являющийся серьезным нарушением законодательства, просто необходимо», – заявил И. Перепелица, он считает, что это подчеркивает цену акта проверки. Ему также непонятно, почему проигравшая сторона, ежели она так недовольна, не обратилась в суд с требованием признать итоги конкурса недействительными.

Насколько известно, исполнительный директор «ФОК» М. Фурщик обратился с письмом к губернатору, потребовав создания независимой комиссии по проверке объективности решений краевого конкурса. Такая комиссия из числа ревизоров контрольного управления признала конкурс необъективным.

Не рад итогам и сам заказчик: в акте приемки минэкономразвития говорится, что «представленный материал не отвечает цели проекта разработки документации по созданию особой экономической зоны, не представлен ни один проект для реализации»… (Кстати, зампредседателя комитета по госзаказу, глава той самой временной рабочей группы И. Грецкий, несмотря на неоднократные приглашения, на это заседание не пришел.) И минэкономразвития вернуло «Стройпрогрессу» его текст – на доработку. До 15 декабря. Между тем срок сдачи заявки на федеральный конкурс закончился 25 сентября. Получается, край автоматически «пролетал» с зоной, с инвестициями и с надеждой на быстрое развитие. Во всяком случае, в нынешнем году.

Здесь стоит пояснить, что особая экономическая зона – это территория с наиболее благоприятной для бизнеса атмосферой, где в течение 20 лет дует ветер налоговых льгот и, по задумке, минимизированы бюрократические осадки. Регионы не дураки, что бьются за этот статус, – он сулит финансовые потоки как из федерального бюджета, так и из карманов инвесторов. Работать зона будет под юрисдикцией специального закона, «рулить» ею должна управленческая структура нового типа, решая во взаимодействии с главами городов и районов бизнес-задачи.

Но край не «пролетел». На федеральный конкурс за подписью губернатора и вместе с заключением государственной экологической экспертизы отправился проект, сделанный на базе материалов «ФОК». Проект, который на выставке Международного инвестиционного форума «Кубань-2006» положительно оценил президент России В. Путин. И как говорилось в начале статьи, с этим проектом наш край обошел уже более десятка регионов и имеет все шансы принести Ставрополью викторию. Тогда, по самым скромным расчетам, налоговые поступления от функционирования ОЭЗ за первые десять лет превысят 41 млрд. рублей, от сферы обслуживания – 30 млрд. рублей, ежегодный приток туристов на конец десятилетки составит полтора миллиона человек.

Что касается «Стройпрогресса», то свои деньги он получит только после устранения замечаний заказчика, и то лишь половину, а все 7 млн. 890 тыс. рублей – когда заявку допустят до очередного федерального соревнования за зону. Возможно – никогда. Регион может получить статус уже в этом году. А если этого не произойдет, вряд ли краевое правительство при всех сегодняшних неразберихах решится отправить в Москву «несоответствующий» проект.

Судьба краевого конкурса и его героев тоже еще не завершена. Работает специально созданная комиссия Госдумы края, которую возглавляет первый вице-спикер В. Коваленко. Свою проверку проводит краевая прокуратура.

Александра БЕЛУЗА