День Военно-воздушных сил

– Сейчас подорвет Андрюшку! – говорит подполковник Александр Носков, вглядываясь в монитор компьютера, а там продолжаются страшные кадры документального фильма, снятого боевиком. Вспышка, взрыв, пилот тщетно пытается посадить горящий вертолет. Удар об землю, снова взрыв, смерть. «Аллах акбар! Аллах акбар!» – исступленно орет террорист.

– Вот так и погиб Андрей, – печально говорит Александр Носков. – Это был мой любимый пилот.

Александр – один из тех, кто умеет летать. Сотни раз поднимался в небо. Он – замкомандира одного из самых легендарных российских полков. 487-й отдельный вертолетный полк боевого применения 4-й воздушной армии ВВС и ПВО, дислоцированный в Буденновске, за шестнадцать лет существования успел «породить» семь Героев России, а уж медалями «За отвагу» и «За заслуги перед Отечеством» украшена грудь практически каждого офицера части.

– В нашем полку почти все служат по контракту, – рассказывает Носков. – Поэтому солдат здесь всего человек семьдесят, остальные – офицеры и прапорщики. Все люди настолько профессиональные, что после службы их практически «с руками и ногами отрывают» другие организации: милиция, охрана, гражданская авиация. Мы задействованы почти во всех военных конфликтах, такого полка в России больше нет.

Сам подполковник – уникальный человек. Истинный офицер. Его судьба такая же героическая и трудная, как и судьба его полка. Носков – один из немногих в России, кто умеет управлять вертолетом в очках ночного видения. Он первым освоил это искусство, а теперь учит других. За плечами у него больше двух тысяч часов в небе.

Командировочный листок Носкова исчерчен названиями чеченских объектов. Буквально в каждом месяце – несколько дней, прожитых на войне.

– Вот вся моя жизнь в этом листке! – говорит он. – Я бывал в таких конфликтах и видел столько ужаса, что этих переживаний хватило бы на целую книгу. Я выживал в таких бойнях, где просто не имел права выжить. Я так много друзей потерял...

Подполковник показал мне уникальную пленку – учебный фильм для террористов. На ней полевой командир Хаттаб лично расстреливает пленных.

...Лес. Дымится обстрелянная террористами автоколонна. Вокруг тела наших бойцов. Террористы не спеша обходят их и собирают оружие. Один жив. У него отбирают автомат и заставляют идти. Но он ранен – встает и падает снова. Хаттаб направляет на него автомат, одно движение пальцем, озлобленно плюется сталью оружие. Смерть. Смерть друзей подполковника.

– Такого ты по телевизору не увидишь, – говорит мне Носков. – Это не кино, это – жизнь!

Вообще, подполковник готов садиться за штурвал по любому вызову, как и любой летчик, особенно если в беде друзья.

– Ни один пилот не успокоится, пока не вытащит товарища из беды. Когда такое случается, полк моментально «встает на крыло» и спешит на помощь.

Своей работе подполковник посвятил всю жизнь. Выслуги лет у него больше, чем его возраст. Александру – сорок, выслуги – сорок один. Это потому, что в Чечне один день идет за три.

Кто-то из великих сказал: «Покажите мне героя, и я напишу вам трагедию». Но жизнь подполковника Носкова – это не трагедия. Его жизнь – это эпопея о русском солдате-герое, умеющем летать. И каждый раз, поднимая свой вертолет на защиту Родины, он прокладывает себе дорогу к небесам.

Василий БАСОВ