Еще одна широкомасштабная кампания по комплектованию Вооруженных сил новобранцами завершена. Эта четверка молодых людей, что на снимке, – последние, или, как принято говорить у военных, крайние из почти трехтысячной армии призывников, которые этой весной прошли через краевой сборный пункт военного комиссариата. За два часа до отправки в войска, когда мы встретились с ними, ребята твердо знали лишь, что служить им в Ростовской области – два года каждому. Равнение на два года

Что не Президентский полк – это без пяти минут солдату, выпускнику детдома, получившему среднее специальное образование, Роме Стрижеку из Минеральных Вод и так понятно. Призывную элиту Ставрополья проводили в Москву еще в конце апреля – всего 15 человек. Они уже приняли воинскую присягу и, по заверению знающих работников военкомата, скоро будут стоять на постах в Кремле и встречать президента. Для десанта или спецназа парень не подошел. Но радуется, что в «стройбате» служить точно не придется. По словам заместителя военного комиссара края полковника Николая Васильева, этой весной Ставрополье вообще не направляло ребят в военно-строительные части.

Другой отличительной особенностью прошедшей кампании он назвал решение военкомата не призывать молодых людей, имевших в прошлом конфликты с законом: пусть даже судимости и погашены. А, кроме того, этой весной в Вооруженные силы практически не набирали граждан с высшим образованием, получивших дипломы в мае-июне, и выпускников средних специальных учебных заведений. Для них армия, по всей видимости, начнется осенью.

Есть и вполне объективное обстоятельство, которое повлияло на количество весенних призывников, отправляемых в войска, – это контрактизация ряда воинских частей. В новобранцах срочной службы они теперь не нуждаются. Соответственно и наряд на поставку молодого пополнения для военного комиссариата края уменьшился почти на 300 человек и составил 2818 молодых людей. Ровно столько и призвали.

Всего же за три месяца через призывные комиссии прошли около 17 тысяч юношей. Как видно, разница между количеством граждан, стоящих на воинском учете, и теми, кто реально служит, велика. Откуда такие «ножницы»? Николай Васильев объясняет их действующими многочисленными отсрочками от службы.

– На сегодняшний день закон предусматривает 25 видов отсрочек, – говорит он. – Такого больше нет нигде в цивилизованном мире. Простой пример: десять лет назад отсрочку на получение высшего образования имели около 5000 человек. Сейчас будущих дипломированных специалистов – почти 20 тысяч. По закону, после окончания вуза все они должны отслужить. Но к тому времени кто-то женится, заведет детей, устроится на госпредприятие или пойдет в милицию, прокуратуру, таможню и так далее до конца перечня отсрочек.

– То есть, не успев воспользоваться одной отсрочкой, – продолжает Васильев, – молодой человек уже, по сути, имеет право на другую. С 2008 года ситуация изменится: после отмены ряда отсрочек количество реально служащих молодых людей приблизится к тому, что имеется на учете.

Но и с действующими сегодня отсрочками не все так просто. Нередко возникают ситуации, когда по закону отсрочка от службы молодому человеку не положена, но и призвать его в Вооруженные силы тоже нельзя – чисто по-человечески. К примеру, мать одна воспитывает троих детей, одному из них – идти служить. Старший сын имеет право на отсрочку, только если двое других ребятишек не достигли восьмилетнего возраста. И никак иначе. Это по закону. Но с другой стороны: как можно лишить мать, по сути, единственного кормильца? Или, к примеру, парню завтра идти в армию, а у него несколько дней назад умер отец. Должен служить, но в семье горе – можно понять.

Вот такие неординарные и по-своему трагичные семейные ситуации рассматривает призывная комиссия края, в работе которой за несколько дней до окончания весеннего призыва принял участие губернатор Александр Черногоров. Всего было шесть подобных обращений граждан и все они удовлетворены. Весной прошлого года таких случаев было в два раза больше.

Об окончательных итогах призывной кампании говорить пока рано. Но уже сейчас известно, что лучше других сработали военные комиссариаты Октябрь-ского и Промышленного районов Ставрополя, а также Благодарненский и Петровский райвоенкоматы. Но есть и те, чью работу Николай Васильев оценил как «ниже своих возможностей». Причем в этих случаях речь не идет о нестабильной или сложной социально-экономической ситуации на местах, а, скорее, о недостаточной организованности призывного процесса, подчеркнул полковник. Впрочем, «разбор полетов» еще только предстоит.

Евгений СУХАРЕВ