Закадычные друзья – Гаврюша и Том

Встреча Светланы Волошиной с Гаврюшей произошла, как в классической поэме, – наутро после бури. Учительница истории не смогла пройти мимо крупного черного птенца, который сидел под деревом на мокром асфальте и смотрел на нее внимательными умными глазами… А вокруг кругами ходили коты.

Член семьи

– На семейном совете, – вспоминает Светлана, – мы с детьми сразу договорились, что не будем превращать его в домашнее животное. Потому что грач – это чрезвычайно свободолюбивая и гордая птица. Решили: как только птенец научится летать, сразу выпустим его на волю…

Семейный совет, кроме Светланы, – это 20-летний сын Дима, прикованный к инвалидной коляске, и дочь Рита, заканчивающая в этом году техникум.

– Дети почему-то решили, что грачонок – мальчик и назвали его Гаврюшей, -продолжает рассказ Светлана. – Он довольно быстро стал откликаться на кличку, чем очень нас радовал. Вставал он вместе с солнцем, в 5-6 часов утра, и сразу начинал кричать. И с кормлением поначалу проблемы были: я с трудом запихивала ему в клюв мелкие кусочки мяса и рыбы. А спустя 10-15 минут птенец начинал так орать, что процедуру приходилось повторять снова и снова. Первый месяц мы только этим и занимались. В итоге перекормили птицу, и в нужное время она не встала на крыло…

Друзья и враги

Ровно год Гаврюша оставался ходячим грачом, наотрез отказываясь летать. Под присмотром хозяев он гулял по маленькому дворику, путаясь под ногами у собаки и беззастенчиво прикладываясь к кошачьей миске.

-Том – лучший друг Гаврюши, – говорит Светлана. – Хотя в их отношениях не обошлось без инциндента. Дочь очень хотела научить птенца летать. И периодически слегка подбрасывала его в воздух, надеясь, что он полетит... Однажды она немного переборщила, и птенец упал на пол. Тут у Тома, который находился неподалеку, сработал инстинкт охотника, он бросился на Гаврюшу и схватил его за бок. Не сильно, только перья выдернул… Конечно, пес был сразу наказан, а грачонок от страха на несколько дней потерял голос. Стыдно признаться, но тогда мы были даже рады этой неожиданной тишине…

Вскоре бок зажил, а Том и Гаврюша, ко всеобщему удивлению, стали закадычными друзьями. Грачонок пережидал дождь в собачьей будке, ел с ним из одной миски, а когда пес лаял на чужаков, Гаврюша прыгал рядом и издавал громкий звук, очень похожий на лай.

Но однажды случилось непредвиденное. Через кошачий лаз в заборе Гаврюша, которому стало скучно во дворе, вышел на улицу. И не вернулся.

– Я прихожу домой, дочка в слезах – Гаврюша пропал, – вспоминает Светлана. – Стали искать – нигде нет. Написали огромное объявление: «Нашедшего ручного грача просим вернуть за вознаграждение». Больше всего мы боялись, что его в клетку посадят, – он же у нас дикий, необузданный… В общем, ночь он где-то переночевал, а на следующий день какой-то мужчина пришел, говорит, вашу птичку дети нашли. Мы ему 50 рублей дали и через пять минут увидели своего Гаврюшу в клетке. У него глаза были огромные от ужаса… Я ему метров за семь крикнула: «Гаврюша!», а он мне в ответ: «Ар!». Представляете, услышал!

Оказалось – девочка!

Прошлой весной, когда ветки окрестных деревьев оккупировали грачи-женихи, Волошины поняли, что грачонок их на самом-то деле и не Гаврюша вовсе. Потому что девочка.

– Первые подозрения на этот счет у нас давно появились, – рассказывает Светлана. – Грачонок всегда был неравнодушен к Риткиным заколкам, булавкам, бусинкам. Потрошил ее шкатулки с особым наслаждением. Но, когда мы увидели весенний парад женихов, сомнений совсем не осталось. Но мы ее все равно Гаврюшей называем. Привыкли уже. И она на это имя откликается. Значит, нравится, ей.

Крылья заработали

Летом прошлого года, когда Гаврюше исполнился год, на семейном совете было решено предоставить ей полную свободу. Стояли теплые ночи, и грачиха перестала приходить в дом на ночь. Ночевала на ветке ореха или на крыше сарая. А днем по-прежнему гуляла по двору и ела из собачьей миски. В один из таких дней Светлана увидела, что их любимая птичка наконец-то научилась летать!

– Она как-то незаметно похудела, видимо, сама отрегулировала свой вес. И вот с ветки на ветку, потом на крышу… Смешно так летала, кругами, над домом. Мы боялись за нее страшно! Вдруг не вернется! Но, полетав где-то максимум полдня, она всегда возвращалась домой. А сейчас с нами по-взрослому общается: в руки не дается, но вечером всегда в дом заходит и спит, сидя на открытой форточке…

Страхи

А недавно Гаврюша приболела. Наслушавшись ужасов о птичьем гриппе, Волошины забили тревогу. Светлана узнала у знакомых, как лечат кур в таких случаях. И в доме открылась настоящая ветлечебница.

– Мне сказали, надо водкой отпаивать. Я купила шприц и по полтора-два кубика водки ей в клюв вливала. Хорошо, что она не буянила после этого. Хотя было видно, что птичка пьяная. После этого наши отношения стали более доверительными…

Мечты

На прощание Волошины просили не называть в статье их настоящую фамилию и не указывать адрес.

– Мы за птичку боимся, – поясняли они. – А то понаедут тут с камерами, фотоаппаратами…Птице слава ни к чему. Ей спокойная жизнь нужна. Больше всего мы хотим, чтобы она была по-своему, по-птичьи, счастлива. И прожила хорошую, долгую жизнь.

Лариса КУЛАГИНА