Цветы на свалке В прошлом году в крае 102 горе-родителя были привлечены к уголовной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних и жестокое обращение с детьми. Кстати, жестокое обращение – это не только побои и истязания. Не менее страшно в социально неблагополучных семьях моральное насилие. Наглядно это продемонстрировала межведомственная профилактическая операция «Безнадзорные дети», прошедшая в Ставрополе, участники которой провели контрольный рейд в семьи, где взрослые находятся на грани лишения родительских прав.

Журналистам «Ставрополки» «достался» Октябрьский район, где на учете в комиссии по делам несовершеннолетних состоят 36 семей. После визита в несколько таких «домашних очагов», мнение было единым: от таких родителей детей нужно изолировать.

Дом на улице Горького. Здесь живет пьющая женщина с 10-летней дочкой. На стук в дверь, окно долго никто не отзывается, но наконец дверь отворяется, на пороге – опухшая, явно нетрезвая мамаша, настроенная весьма воинственно. Завидев фотокорреспондента с камерой, с ходу грозится подать в суд за незаконную съемку. Потом, передумав, соглашается на «фотосессию» за деньги – дескать, очень нужны наличные. На что они нужны, становится ясно, когда заходишь внутрь квартиры. Грязь ужасающая, в комнатенках с немытыми треснувшими окнами устойчивый запах перегара. Пол завален окурками и мусором. На диване, где вместо постельного белья лежит какая-то ветошь, сидит подгулявший «гость» Светланы, мало что соображающий и явно только что проснувшийся после «банкета». Тут же, как мышки, притаились и дети – дочка хозяйки дома и совсем крошечная, не больше двух лет, девочка – дочка «гостя».

– Что я, плохая мать? – с места в карьер переходит в атаку Света. – Да моя дочь на отлично третий класс закончила, я только для нее и живу, все деньги на нее трачу.

Верится с трудом. Несмотря на заверения женщины, что питается ребенок исключительно калорийно: «Мясо, колбасу ей каждый день покупаю», в кухне ничего съестного, кроме какого-то прокисшего варева в закопченной кастрюле, не наблюдается. Нетрезвая мамаша еще долго изливает душу, путаясь и беспричинно переходя от сантиментов к ругательствам и угрозам в адрес «сволочей», которые ей жизнь испортили. Ее дочка тем временем ускользает на улицу – подальше от расходившейся родительницы. После составления протокола покидаем дом Светланы под жалобы соседей по двору: «У нее настоящий притон, пьянки, драки каждый день. Спасите хоть ее дочку – бедная девочка, в каком бардаке живет».

Другая «подопечная» семья комиссии по делам несовершеннолетних живет на этой же улице. Там мать семейства поразила даже видавших виды журналистов и сотрудников милиции: женщина не помнит даты рождения не только своих двоих дочек, но и собственную. Чтобы назвать день своего рождения, отыскивает паспорт, старый, еще советского образца. «Поменять некогда», – оправдывается она, поднимая с давно немытого пола полуголенькую годовалую дочку.

Улица Ясеновская. Старый дворик на несколько хозяев. Ищем квартиру, где проживают бабушка, мать и сын. Наконец находим. Честно говоря, я подумала, что это сарай и мы просто ошиблись. Старая, обшарпанная и словно побитая шрапнелью дверь без признаков замка. Тут же становится ясно, почему хозяевам не нужны запорные устройства – на стук в дверь рычанием и хриплым лаем отзывается собака. И вот на пороге возникает пьяная «в хлам» бабушка. Вопросы о том, где дочь и внук, для нее столь же неразрешимы, как бином Ньютона. Попасть внутрь, чтобы обследовать условия проживания ребенка, нам не удалось – бабушка с собакой оказались непреодолимой преградой.

И такая картина практически по всем адресам: нечеловеческие условия проживания, грязь, мусор, вонь, пьянство и наркомания. Заходишь в дом, а ощущение такое, будто попал на свалку. Дети оборванные, сопливые, грязные, у многих вши.

К сожалению, по словам заведующей отделом по охране прав детства комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Марины Лихмановой, искалечившие свою жизнь взрослые калечат и жизнь своих детей. Считанные единицы из них одумываются и меняют образ жизни, обеспечивая ребенку нормальные условия существования. Поэтому, как ни горько, но на сегодня выход один – лишение родительских прав и оформление детей в приюты. Своеобразная социальная хирургия, заменить которую пока не в силах никакие терапевтические методы.

Юлия ФИЛЬ