день социального работника – Николай Иванович, как сказалось на работе министерства наделение органов местного самоуправления государственными полномочиями в области соцзащиты населения? Обеспечивается ли единая политика в этой сфере?

– В целом можно говорить о положительных переменах. Все-таки муниципальные органы ближе к нуждам и проблемам жителей.

Хотя, что душой кривить, министерству легче было бы осуществлять политику в сфере социально-трудовых услуг при сохранении вертикали управления. Но мы находим взаимопонимание с администрациями муниципальных образований, оказываем им методическую помощь и поддержку, понимая, что только общие усилия дадут положительные результаты.

Проблемы, разумеется, есть, во-первых, после передачи полномочий муниципальным образованиям дольше стали оформляться документы, увеличились издержки, связанные с заключением договоров и соглашений, недостаточно компьютерной техники. Теперь эти вопросы должны решать непосредственно главы районов.

– А каковы сегодня приоритеты социальной защиты населения с учетом особенностей региона?

– Бедность и ущемление законных прав работников – вот самые острые проблемы, решением которых занимается министерство. Наша задача – помочь обеспечить гражданам конституционное право не только на социальную защиту, но и на труд, замечу, с достойными и безопасными условиями, заработную плату, соблюдение государственных гарантий в сфере трудовых отношений, переподготовку и повышение квалификации.

Много накопилось проблем в работе с инвалидами. Сейчас появилась возможность учесть их просьбы при разработке краевой комплексной программы реабилитации инвалидов.

И, разумеется, мы нацелены на реализацию серьезной задачи, о которой сказал в послании Федеральному Собранию России на 2006 год президент страны Владимир Путин, – на улучшение демографической ситуации и возрождение семейных ценностей. Больше внимания надо уделить созданию учреждений социального обслуживания семьи и детей. По нормативам в крае должно быть около 60 таких учреждений, а сегодня их только 34. По количеству детских учреждений мы уступаем соседям по ЮФО.

– Давайте остановимся на последнем моменте. Недавно представители органов внутренних дел вновь говорили о том, что в крае бывает просто некуда пристроить беспризорных детей. Особенно это касается Кавминвод, где нет центров реабилитации для таких ребят...

– Действительно, в наш адрес высказана вполне обоснованная просьба об увеличении мест в приютах для детей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Приюты как вид экстренной стационарной помощи несовершеннолетнему есть у нас только в 16 территориях края, и они рассчитаны на одновременное содержание 414 детей. А на учете состоят более 8,5 тысячи детей, находящихся в социально опасном положении. В этом году начал действовать приют на 25 мест при социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних в поселке Искра Буденновского района. Вопрос же создания такого центра на КМВ, действительно, остается острым. Мы вынуждены устраивать детей из этого региона по всему краю. К сожалению, мы не можем решить эту проблему без активного участия органов местного самоуправления. Кадры в регионе есть, и мы готовы их учить, помогать. Но вопрос упирается в отсутствие соответствующих помещений.

– А известно ли, какую роль в воплощении в жизнь новой социальной доктрины – демо-графической – будут играть органы социальной защиты?

– Президент особое внимание уделил семье и возрождению семейных ценностей, предложил программу стимулирования рождаемости. Но, как вы понимаете, поддержка должна быть всеобъемлющей и включать не только материальное стимулирование, но и «сопровождение» семьи, особенно в трудных ситуациях. У нас в крае есть учреждения, которые готовы этим заниматься и уже действуют в этом направлении. Например, в Ставрополе существует Центр социальной помощи семье и детям, в котором разработана авторская программа «Жизнь до рождения» по психологическому и юридическому сопровождению беременных женщин. Мы планируем распространить этот опыт. В этом же центре с 2005 года создано отделение помощи женщинам, оказавшимся в кризисной ситуации и нуждающимся в социальной защите, в том числе и беременным несовершеннолетним. Разработан и апробирован здесь и другой пилотный проект «Социальная помощь несовершеннолетним, пострадавшим в ходе вооруженных конфликтов», который, кстати, включен в Федеральную целевую программу «Дети России». Более 10 лет в центре работает отделение реабилитации несовершеннолетних с дефектами умственного и физического развития. Мы считаем, что все это действенная помощь семье в сложной ситуации.

– Прошлый год для сферы социальной защиты был особенно трудным из-за монетизации льгот. Какова сегодня ситуация на этом направлении и есть ли сложности?

– К нашему удовлетворению, краевые законы, касающиеся мер социальной поддержки граждан, исполняются в полном объеме. Для этого в прошлом году из краевого бюджета направлено 1137358 тысяч рублей, в текущем – предусмотрено 1404367 тысяч рублей. Различные меры социальной поддержки получают 780 тысяч жителей Ставропольского края.

Есть определенные проблемы с реализацией 122 Федерального закона. Так, последняя редакция Федерального закона «О ветеранах» не предусматривает мер социальной поддержки ветеранов военной службы. Другой негативный момент – мизерный размер ежемесячной вы-платы некоторым категориям льготников – всего 150 рублей. В связи с этим мы предлагаем внести в закон соответствующие изменения по увеличению размера выплат.

Еще одна головная боль – обеспечение спецавтотранспортом инвалидов, обратившихся за получением автомобиля до 1 января 2005 года. Вообще-то вопрос должен решаться Федеральным агентством по здравоохранению и социальному развитию. Сегодня в очереди на получение спецавтотранспорта состоят 5749 инвалидов, из них 249 инвалидов войны.

– По нашей почте мы можем судить о том, как ценят труд социальных работников люди, которых они обслуживают. А как оценивается их работа в денежном выражении? На ваш взгляд, это достойное возна-граждение или нужно как-то побороться за повышение зарплат?

– К сожалению, заработная плата социальных работников низка. В ходе идущего процесса повышения оплаты труда работников образования, здравоохранения о социальных работниках – а их в крае 12 тысяч человек! – нет даже упоминаний. Их среднемесячная заработная плата – 3100 рублей. Конечно, они заслуживают более высокого вознаграждения. Это колоссальный труд, и люди, работающие в нашей сфере, по меткому замечанию одного из известных политиков, отвечают званию «донор души».

Я хочу поблагодарить социальных работников края за самоотверженный труд. Низкий поклон вам, дорогие друзья и коллеги, за служение людям, которое выше любой профессиональной карьеры.

Ольга БОНДАРЕВА