Юрий Бударин

Наш собеседник – председатель Ставропольского регионального отделения Союза дизайнеров России, заведующий кафедрой Ставропольского государственного пединститута, доцент Ростовской академии архитектуры и искусства Юрий Бударин.

– Юрий Павлович, вы стояли у самых истоков творческого союза дизайнеров в крае. С чего все начиналось, зачем вообще понадобилось такое «самоопределение» дизайна, отпочковавшегося от художников?

– Можно сказать, жизнь обусловила этот процесс, поскольку дизайн начал приобретать в нашей стране тот смысл, то содержание и те права, которые во всем мире давно найдены. Дизайн – серьезная проектная культура, свидетельствующая об уровне цивилизованности общества. Но осуществляют культуру люди, профессионально знающие дизайн. И вот у нас стало появляться все больше именно таких профессионалов. Наконец, как это и бывает, произошло определенное накопление опыта, человеческих ресурсов, теоретических и практических наработок, которые и стали базой для нового творческого союза. Это случилось еще в бывшем СССР, в 1987 году. А поскольку шли уже последние годы государства, наш молодой творческий союз просто не успел обзавестись какой бы то ни было материальной базой. Ни мастерских, ни иных необходимых помещений, коими давно располагали собратья-художники, мы не получили. В Ставрополе отделение возникло несколько позже, в 96-м. Первоначально объединились всего десять человек. Но должен заметить, что это были те, кто давно уже работал в области дизайна. Крутые – в хорошем смысле – профессионалы.

– Ну сегодня ваша организация уже имеет и авторитет солидный, и «деловую» биографию. И количественно, насколько я знаю, выросла.

– Да, сейчас нас уже не один десяток. Правда, беспокоит то, что средний возраст членов союза достиг отметки «44 года», многовато…

– Самый что ни на есть творческий возраст!

– В принципе да, но обязательно нужна новая поросль, нужна молодежь. Этим и руководствуемся, стараемся принимать в свои ряды все больше молодых ребят. А они, к счастью, есть. В прошлом году создали при Союзе молодежное творческое объединение из специалистов-выпускников институтов, еще не имеющих по статусу возможности для вступления в СД. Их 18 человек, ребята с удовольствием участвуют в наших мероприятиях, общаются и друг с другом, и со старшими коллегами. А старшее поколение – в основном люди уже, что называется, с именами, их больше даже знают в России, чем в Ставрополе, как, например, Сергея Маценко, эмальера. В рекламном бизнесе удачно, стабильно работает Сергей Баев. Не менее успешен Александр Ковалев – арт-директор фирмы. Известен далеко за пределами края график Александр Колбасников. Как неординарный педагог заявил о себе Виктор Андросов. Многого добилась в области ландшафтного дизайна Евгения Груздева, лауреат премии губернатора края. А уж сколько делает для Ставрополя Леонид Черный – и как театральный художник, и как живописец, и как дизайнер! Еще один замечательный мастер в наших рядах – Ольга Черничкина. Свою нишу в области социального плаката и рекламы заняли Елена Сапрыкина и Ирина Козкина. В Невинномысске сформировался в очень самобытного гобелениста Сергей Брацихин, с ним у нас связаны планы расширить сферу влияния, организовав там отделение Союза. Как, впрочем, и в Изобильном, Михайловске. На Кавминводах действует самостоятельная организация Союза, с которой мы дружим, проводим совместные акции. Идет обмен специалистами, и это даже хорошо, потому что новые идеи, привнесенные оттуда или подсмотренные здесь, и для развития полезны, и экономически выгодны ставропольскому потребителю.

– Вы однажды сказали, что дизайн – привилегия богатого общества. Действительно, можно видеть, что к дизайну обращаются главным образом те, кто в состоянии себе это позволить. Но даже в таких «узких рамках» налицо весьма разнообразная, нередко по-настоящему творческая работа дизайнеров.

– Никакого парадокса тут нет. На рынке услуг сегодня работает очень большое количество дизайнеров, правда, далеко не все являются профессионалами со специальным образованием.

Тем не менее работы многих, которые я вижу на выставках, с которыми приходится сталкиваться как рецензенту, весьма интересны. Понимаете, у нас бездарей, по сути, нет! Одаренные ребята смогли сориентироваться, выбрать направление своей деятельности и продвинуться. Собственно, все настоящие дизайнеры мирового или российского масштаба когда-то прошли в своем творчестве такие этапы, попробовав себя и в промышленном, и в графическом дизайне.

Нас больше настораживают люди, закончившие какие-либо краткосрочные курсы – иногда в Москве, иногда непосредственно здесь, в Ставрополе. Профессионалы знают: для получения нормальной специальности надо учиться пять-шесть лет! А сейчас появилась масса всякого рода курсов полугодичных, не имеющих права готовить дизайнеров, однако выдающих справки, громко именуемые «дипломами». Союз дизайнеров ведет борьбу с такого рода, я бы сказал, дискриминацией профессии. Иное дело – повышение квалификации на базе какого-то образования… Кстати, мы об этом думаем. В Союзе дизайнеров достаточно высококлассных специалистов, способных стать педагогами дизайна. Но нужна еще и база.

– Ваш творческий союз отмечают как весьма активный в своей выставочной деятельности.

– Да, думаю здесь у нас есть успехи. Проводим по пять-шесть акций в год, и свои, краевые, и в сотрудничестве с другими региональными отделениями, и с общероссийским Союзом в целом. Главное мероприятие года – Фестиваль российского дизайна на Кавказских Минеральных Водах, в этом году ждем на него много гостей, будет немало интересных встреч и дискуссий. Каждая новая выставка – еще одна возможность профессионального общения, а для творческого человека это жизненно необходимо. Вот почему мы стараемся «мелькать», быть на виду, слышать общественное мнение о нашей работе. И нас при этом все лучше узнают, начинают понимать смысл и предназначение дизайна.

– И потому вряд ли кто сегодня сомневается в том, что у дизайна большое будущее. Каким вы его видите?

– Жизнь ставит задачи в основном практического характера. Давно собираемся создать некое хозрасчетное объединение типа художественного фонда, способного зарабатывать деньги для нужд Союза. Нужна своя кормящая и пропагандирующая структура. Есть задумка открыть и сайт СД в Интернете, что даст возможность еще шире популяризировать наше направление. Будем продолжать проводить и внутрисоюзные мероприятия, изучать опыт коллег, вести занятия в наших студиях. Опять же надо смену растить! Я и сам уже несколько лет веду детскую студию «Камбала» для ребят от 12 до 16 лет. Собственно, первые мои ученики уже выросли и избрали дизайн своей профессией, работают в крупных рекламных агентствах, другие еще учатся на соответствующих отделениях вузов.

Сейчас пытаемся организовать на базе Ставропольского пединститута семинар по проектному футуро-дизайну: это принципиально новое направление – теоретическое. На нем предполагаем рассмотреть актуальные вопросы перспективного проектирования в двух аспектах – образовательном и практическом. Если все пройдет как задумали, то этот семинар может положить начало собственно педагогической деятельности СД в регионе. Попытки такие были и раньше, но сил не хватало. Сейчас Союз окреп, появились и грамотные теоретики. В перспективе видим создание краевого общественного координационного совета по дизайн-образованию.

– Как складываются у Союза отношения с властью, ощущаете ли поддержку?

– В основном сотрудничаем, конечно, с министерством культуры края, где, в общем-то, есть понимание нашей нужности, нас приглашают на краевые мероприятия, не оставляют за бортом, и это радует. А вот материальная база, точнее ее отсутствие, угнетает. Нужны и мастерские, и свой офис… Причем деньги на помещение мы готовы найти сами, но участок земли под него... Остается пока мечтать о том, как построим Центр дизайна! А еще надо бы успеть вскочить на последнюю подножку уходящего законодательного «поезда»: в регионах идет передача полномочий, и нам, творческим союзам, очень важно договориться с региональной властью – о защите наших прав, о создании хотя бы минимальных условий для творчества, о социальной помощи. Сейчас в крае, как известно, работает комиссия по подготовке закона о культуре, и мы бы могли сказать свое слово. И попробуем это сделать! А то сегодня ведь как бывает? Чиновник выбирает: пустить, к примеру, художников в этот подвал или чердак, значит, наверняка потерять некие доходы. Хотя ведь и с художника можно что-то взять, если умело это сделать. Мы тоже пользу принести можем! Посмотрите, уже во многих городах и регионах появились должности помощников мэров и губернаторов по вопросам дизайна. Считаю, это по-государственному дальновидно и современно. Согласитесь, если бы некто «главный дизайнер края» присутствовал на совещаниях, где решаются серьезные вопросы формирования среды, культурного пространства обитания, на многое бы члены правительства могли взглянуть иными глазами. И не надо нам даже за это платить, только прислушайтесь. В Железноводске, например, есть общественная должность городского дизайнера – уже хорошо, по крайней мере, власть предержащие хоть знают, что есть такой человек – дизайнер.

Наталья БЫКОВА