Дайте нам быть русскими

«Но когда советская власть придет к своему концу или когда ее дух и ее руководители начнут меняться – не будем с нервным нетерпением следить за работой людей, пришедших ей на смену, и ежедневно прикладывать лакмусовую бумажку к их политической физиономии, определяя, насколько они отвечают нашему представлению о «демократах». Дайте им время; дайте им возможность быть русскими; дайте им возможность разрешить их внутренние проблемы по-своему».
Джордж КЕННАН, американский дипломат и историк, автор доктрины «сдерживания», 1951 г.

"Меня спрашивают немецкие читатели: «Почему вы так часто пишете про российскую мафию?». Я уже семь лет работаю в Москве, но никогда не писал о здешней мафии. Просто многие в Германии еще живут реалиями 10-летней давности», – рассказывает Йоханнес Фосфинкель, шеф-корреспондент немецкой газеты «Ди Цайт» в Москве.

На Западе много мифов о России. Искажение действительности настолько велико, что наш двуглавый орел многим видится стоглавой гидрой. Впрочем, и у нас-то не все понимают, куда идет наша страна. Поэтому один из самых влиятельных людей в нашей стране Владислав Сурков вынужден чуть ли не на пальцах объяснять адептам партии власти, что «демократия в России – это всерьез и надолго, и общественная жизнь в России неизбежно будет усложняться по мере развития демократических институтов, и все меньше надо рассчитывать на административные возможности, которыми многие, как правило, любят оперировать». Пусть США думают, что золотая рыбка демократии водится в их водах – у нас есть собственные сазаны да щуки. При этом демократия – и по Солженицыну, и по Суркову – не цель, а средство. Именно демократия и суверенитет как две параллельные тропинки должны привести нас к тому, чтобы Россия стала «страной процветающей, где люди благополучно живут».

Доклад Суркова, раскрывший широкой публике идеологию развития нашего государства, интересно посмотреть в преломлении с европейской точкой зрения. Именно европейской, а не американской, потому что Евросоюз, в отличие от США, признает Россию значимой мировой державой. А для нас это важно. «Россия, без сомнения, – заявил замглавы администрации президента, – должна оставаться в числе держав, которые принимают решения по вопросам организации мирового порядка, а также содействовать выработке справедливых правил глобализации. Надо препятствовать монополии одной или двух стран в любой жизненно важной отрасли, поддерживать создание новых резервных валют, новых транспортных и информационных систем, новых международных центров высоких технологий».

«Россия – очень серьезный игрок на мировом пространстве, и есть много причин, по которым мы должны работать вместе, борясь с общими врагами», – фактически вторил ему посол Великобритании в России Энтони Брентон на встрече с региональными журналистами.

Ключевой тезис Суркова: Россия должна быть открытым демократическим обществом – европейцы тоже приветствуют. По идее, они, как и мы, должны быть рады, что наша страна сошла с пути, проторенного Ельциным и К°, и вновь приобщилась к европейской цивилизации. «Напомню, что в начале 1990-х годов российские руководители выбрали не европейскую модель экономического развития, а американскую, на мой взгляд, самую неподходящую, не социально ориентированную», – говорит директор научных программ комитета «Россия в объединенной Европе» Надежда Арбатова.

С другой стороны, скепсис к нашей внутренней свободе проявляет и Европа, хотя, конечно, меньше, чем Америка. На Западе сомневаются, что права человека и демократия защищаются в России так, как надо. «У нас есть озабоченность относительно уменьшения политического выбора, ведь губернаторы уже не выбираются народом, а фактически назначаются из центра. Беспокойство вызывает и концентрация власти в меньшем количестве рук, и коррупция. Я вижу, что Россия симпатизирует победе Лукашенко на выборах в Белоруссии, и это тоже рождает определенные опасения», – сообщил «Ставропольской правде» посол Брентон и уточнил, что достаточно хорошо знает Россию.

– Когда вам внушают, что кто-то сворачивает демократию, это подмена понятий, – говорит в своем докладе Сурков, который тоже неплохо знает Россию. – Да, после развала СССР мы получили все что угодно, но не демократию, когда ведущие телеканалы были оружием в руках известных олигархических групп и большей частью использовались для вышибания новых объектов госсобственности, когда группа товарищей назначалась миллиардерами, когда в федеративных отношениях царил хаос, и фактически страна была на грани потери суверенитета. Коррупция заменила собой конкуренцию. Вместо общественной дискуссии мы получили придворные интриги. Мы получили манипуляцию вместо представительства. Мы помним выборы 1996 года, как между турами вдруг в некоторых регионах сказочным образом поменялись предпочтения, причем самым радикальным образом. Более того, это публично оправдывалось. Президент Путин возвращает реальный смысл слова «демократия» всем демократическим институтам. Просто было предложено всем исполнять закон, а не извращать его смысл: вот Конституция, выполняйте то, что в ней написано. Это есть основа демократического общества.

Единственное, с чем согласен Сурков: необходимо бороться с коррупцией, которая – «большой враг демократии». Он сообщил, что в прошлом году было расследовано 7000 дел по коррупции, но призвал не верить, когда говорят, что наше общество в большей степени коррумпировано, чем большинство обществ мира. «Но зло это есть – оно пронизывает все системы нашего социального организма», – сказал Сурков. Сами европейские чиновники, с которыми довелось пообщаться в кулуарах, признают, что они такие же бюрократы, как их российские коллеги, лишь зарплаты повыше да уровень коррупции в структурах все-таки ниже…

Сдерживающий фактор для коррупционера – гражданское общество. И оно, по словам европейских чиновников, в России есть, но – тут мне показывали расстояние между большим и указательным пальцами – пока еще слишком неразвитое. Тезис Суркова – структуры гражданского общества (партии как инструмент участия общества в политической жизни и во власти, саморегулируемые и общественные организации, а также местное самоуправление как форма самоорганизации граждан) необходимо укреплять. И здесь властью российской много делается, полагает Сурков.

А европейцы считают, что многое делают как раз они. В частности, вот уже более десяти лет в России работает программа «Европейская инициатива в области демократии и прав человека», инициированная в свое время Европейским парламентом. Неправительстенные организации получают гранты от Европейской комиссии (исполнительный орган Евросоюза) под собственные проекты, нацеленные на продвижение гражданских и политических прав. Недавно, например, стартовал актуальный проект «Права человека в армии», а всего их реализовано уже около 250. Через гранты Евросоюз оказывает содействие в том числе укреплению свободы слова и независимых СМИ. Признавая таким образом, что и то, и другое в нашей стране есть. Просто надо развивать. В этом плане интересно мнение журналиста греческой газеты «Свобода печати», пишущего о России: «Об абсолютной независимости СМИ, на мой взгляд, вообще нельзя говорить, как нельзя говорить об абсолютной демократии». Полная свобода печати – миф не только в России, но и на Западе, т. е. абсолютный миф.

– В Болгарии, где идут крупные перемены – страна готовится к вступлению в Европейский союз – на прессу оказывается и политическое давление, и больших спонсоров, при том, что государственных газет как таковых практически не осталось, – говорит корреспондент газеты «Струма» Борис Анзов.

Знают «там» проблемы и с судебной системой. «Даже в Испании есть люди, которые недовольны здешней судебной системой и обращаются за защитой своих прав в Европейский суд по правам человека», – отмечает Рафаэль Морено, журналист газеты «Эль Коррео». Впрочем, самый большой поток обращений в европейский суд пока идет все-таки из России, о чем сообщил специальный представитель президента РФ в ЕС Сергей Ястржембский.

Но, пожалуй, ключевая наша проблема на сегодняшнем этапе следующая: «Россия – энергетически очень неэффективная страна», – сказал глава представительства Европейской комиссии в России Марк Франко. И это, разумеется, не открытие. Неконкурентоспособность экономики Сурков назвал в числе угроз суверенности нашей нации. Да и оценки экономической ситуации у Кремля и европейских экспертов в принципе совпадают. «Нас впечатляют темпы роста ВВП, экономика России действительно растет, – подтвердил «Ставропольской правде» глава отдела экономики и торговли представительства Еврокомиссии в РФ Джон Ричардс, – но ее надо диверсифицировать».

Сейчас Россия является основным партнером Европы по энергоресурсам, больше половины газа и треть нефти в ЕС идут от России. Но богатства эти – исчерпаемые. «И скоро России придется искать новые месторождения. Вам уже сейчас надо думать о будущем», – говорит глава отдела науки, техники, транспорта и энергетики Жан-Луи Лаврофф. Уже думаем. Качественно улучшить ТЭК – один из главных тезисов Кремля.

– Необходима структурная перестройка экономики, – говорит Сурков. – Надо использовать свои конкурентные преимущества и развивать их. Концепция России как энергетической сверхдержавы, мне кажется, вполне соответствует этому подходу. Задача не в том, чтобы стать еще большим сырьевым придатком, а в том, чтобы, максимально используя наши возможности, развить их и вывести на новый, качественный уровень. Возможно, для начала мы должны научиться добывать нефть и газ более современными способами. Не секрет, что мы толком не умеем этого делать. Мы должны получить доступ к технологиям, экспортируя газ, нефть, нефтепродукты. Нам нужны знания! Нам нужны новые технологии! У нас есть энергомашиностроение, которое, конечно, отстало, но остались база и люди, нам есть от чего плясать. Конечно, нужно совершенствовать технологии и энергосбережения, и в области транспортировки энергии, энергоносителей у нас есть и не утрачены пока, к счастью, хорошие возможности в области атомного энергетического комплекса, и это пользуется спросом. Россия должна в кооперации с другими странами думать о топливе будущего. Экономическое грядущее не в исчезновении наций, а в их сотрудничестве. И если Россия сможет за счет своих сегодняшних возможностей попасть в кооператив, который создаст топливо будущего, тогда наши дети будут жить спокойно. А если мы все проедим сегодня, пропьем, прогуляем, тогда кто нам спасибо скажет?

По словам Н. Арбатовой, в Европе уже вовсю думают над инновационными технологиями получения энергоресурсов. В этом смысле газовый конфликт между Украиной и Россией для последней был абсолютно контрпродуктивным. Например, сами европейские эксперты не раз подчеркивали: ситуация, когда Россия перекрыла газовый вентиль, вызвала и у политиков, и у рядовых европейцев шлейф страхов за собственную энергобезопасность. Мол, если Россия сделала это с Украиной, значит, ту же гримасу может состроить любой другой стране… Поэтому большие надежды – на энергетический диалог в рамках «большой восьмерки», где с января нынешнего года Россия председательствует. «Нужно отдавать себе отчет в том, что мы ответственны за энергобезопасность Евросоюза», – заявил С. Ястржембский.

* * *

– Бывает, германские бизнесмены жалуются на то, что немецкие СМИ слишком критично пишут о России, что на самом деле ситуация объективно лучше, – говорит журналист Йоханнес Фосфинкель.

– Раньше, например, еще в 2000 году, стоило в присутствии европейцев завести речь о российском облигационном рынке, они смеялись. Сейчас уже никто не смеется. Потому что рынок есть, пусть он еще карликовый по сравнению с европейским и американским, но спрос на наши облигации уже громадный, – говорит вице-президент банка «ТРАСТ» Дмитрий Гордиенко.

Так и хочется сказать: дайте нам время; дайте нам возможность быть русскими; дайте нам возможность разрешить наши внутренние проблемы по-своему.

Александра БЕЛУЗА