К истории вопроса

Началось все с того, что 10 января 1995 года министр обороны во исполнение постановления российского правительства издал приказ № 20, предусматривающий увеличение должностных окладов военнослужащим на 25 процентов. Однако в нарушение Закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей» перерасчет пенсий не был произведен. Это было сделано лишь в марте 1998 года, через 38 месяцев.

Сейчас уже трудно сказать, кто первым из офицеров-пенсионеров начал защищать свои попранные права, однако, например, в нашем крае борьба «запасников» и «отставников» за восстановление справедливости разгорелась в минувшем году. В военный комиссариат Ставрополья посыпались заявления с просьбой произвести перерасчет пенсии. В ответ поступали (и продолжают поступать до сих пор) стандартные отказы: дескать, двадцатый приказ Минобороны и другие нормативные акты Минюстом не зарегистрированы, а потому оснований для перерасчета пенсий не имеется.

Тогда офицеры-пенсионеры пошли в суд. И началась…

Тяжба не местного масштаба

Промышленный районный суд Ставрополя, где и без того рассматривалось немало гражданских дел, буквально захлестнула волна исковых заявлений от бывших военных, проживающих в крае. Дело в том, что иски могут рассматриваться судом только того района, на территории которого находится ответчик. В данном случае – краевой военный комиссариат.

На текущий момент в Промышленном райсуде рассмотрено около тысячи подобных дел. Если учитывать, что некоторые исковые заявления подписывали пять-шесть человек, то служители Фемиды защитили интересы многих сотен военных пенсионеров: подавляющее большинство процессов военкомат проиграл. И что?

А ничего. В делопроизводство краевого филиала главного военного ведомства страны продолжают поступать сотни заявлений, а заявителям – не меньшее количество отказов-отписок (без этого отказа суд исковое заявление принять не вправе). При такой «продуктивной» работе процесс может растянуться на десятилетия, ибо на Ставрополье, по приблизительным подсчетам, проживает около 16 тысяч пенсионеров Минобороны. Промышленный суд просто задохнется под ворохом бумаг.

Руководствуясь логикой абсурда

Сами посудите, представитель крайвоенкомата в отличие от истцов обязан присутствовать на каждом заседании суда. Это сколько же рабочего времени люди в погонах должны потратить, отстаивая неправое, заведомо проигрышное дело? Мало того, проигрывая процесс, военкомат каждый раз должен уплатить приличную сумму госпошлины. Простая арифметика показывает, что на бесполезную волокиту истрачено уже более полумиллиона. Если бы из собственного кармана, может, кто-то и призадумался бы. А за деньги налогоплательщиков в последнее время ответственности практически не несет никто.

Подобная чехарда наблюдается не только в нашем регионе. Исковые заявления военных пенсионеров рассматриваются в Ростове, Краснодаре, Волгограде… Из самых отдаленных сел и деревень добираются в региональные центры «ходоки», с честью носившие погоны, чтобы пожаловаться служителям Фемиды на Министерство обороны.

Кардинально решен этот злободневный вопрос разве что в Калининградской области, где военный прокурор направил в суд иск «о защите интересов неопределенного круга лиц» и выиграл процесс. Военкомат вынужден был начать перерасчет пенсий независимо от того, поступало или не поступало заявление от бывшего военнослужащего.

В нашем крае радикальных мер принять пока не удается. Впрочем, в Промышленном суде сейчас находятся два иска прокурора в интересах определенных лиц. Возможно, рассмотрение этих исковых заявлений, надеется председатель суда Василий Лукьянченко, решит наконец проблему массового нарушения конституционных прав военных пенсионеров.

Стоять насмерть!

Не думаю, что сотрудники военкомата в этом противостоянии действуют по собственной инициативе. Скорее всего, они – люди военные, беспрекословно, как и положено, подчиняются воле вышестоящего командования. И приказ, видимо, поступил такой: стоять насмерть! Точнее, до смерти тех, чьи интересы ныне защищает суд. Среди пенсионеров Минобороны немало пожилых людей, инвалидов. Пока будут разбирать исковые заявления шестнадцати тысяч отставников, глядишь, несколько сотен из них отдадут Богу душу. Платить будет некому…

А вдов, детей офицеров и прапорщиков, павших при исполнении воинского долга, и вовсе защищать некому. Пенсии по случаю потери кормильцев они тоже получают исходя из должностных окладов погибших. Перерасчет для них (не кощунство ли?) тоже не произвели. А сами дети и вдовы вряд ли обратятся в суд: многие даже не слышали, что более десяти лет назад возросли военные оклады, что значительно увеличены «пайковые», которые также влияют на размер пенсии…

Ладно, пусть судьбы, благополучие людей, не один десяток лет служивших Отечеству, чиновников от военного ведомства по каким-то причинам не волнуют. Но они (в силу функциональных обязанностей) должны задуматься, что проблема имеет и еще один,

Морально-политический аспект

Суть его в том, что костяком, цементирующей силой армии (русской, советской, российской) издавна были военные династии. Эстафета военной службы бережно передавалась от дедов к сыновьям и внукам. Профессионалы самоотверженно служили Отечеству. Эта цепь преемственности может быть основательно нарушена, если государство и впредь будет беззастенчиво обманывать офицеров, вышедших в отставку. Коль к армейским ветеранам относятся как к ненужному, «отработанному» материалу, станут ли они настаивать, чтобы дети и внуки добровольно надевали погоны?

И еще. Вряд ли следует рассчитывать, что обиженные властью ветераны Вооруженных сил, как было прежде, с охотой станут заниматься военно-патриотическим воспитанием молодежи, помогать тем же военкоматам в пропаганде армейских традиций, организации призыва. Из-за жалких сотен рублей, которые офицеры-пенсионеры вынуждены отсуживать у Минобороны, может пострадать большое дело, которое трудно будет потом поправить даже десятками миллионов…

* * *

P.S. Это хорошо, что на защиту одного молодого солдата, пострадавшего в Челябинском танковом училище от дедовщины, выступило практически все наше общество: журналисты, депутаты, Общественная палата, даже президент РФ. И плохо, что в защиту сотен тысяч обманутых Министерством обороны офицеров-пенсионеров не высказался пока никто, кроме районных судов. Хотя проблему вполне может решить один человек. Министр обороны. Простым росчерком пера…

Алексей ЛАЗАРЕВ