Спускайте собак с цепи!

Утром оказалось, напрасно обидел своих московских сторожевых, не зря они волновались: на хоздворе кто-то побывал. Пропала увесистая водяная задвижка из нержавеющей стали.

Дверь в сарай была распахнута. В проволочной изгороди зиял внушительный пролом. Честно говоря, украденной железяки было не очень-то и жаль. Возмущала наглость воришки: надо же – забраться в чужое владение в самом центре станицы. Настроение было испорчено, словно в душу плюнули.

Позвонил участковому. Подполковник милиции Владимир Соколовский подъехал через несколько минут. Осмотрел место происшествия. Поинтересовался, сколько весит и как выглядит злополучная задвижка. Пообещал объехать водителей, занимающихся частным извозом. Мол, ребятки, промышляющие в ночную пору цветметом, обычно украденное утречком в Ставрополь переправляют. «Будут новости, сообщу».

На успех я не очень-то и рассчитывал: не станут же из РОВД собаку-ищейку по такой мелочевке вызывать, да и след уже далеко не свежий. А во всякие там дедуктивные методы не верил: мало ли народу в станице, не просчитаешь, кто и чем по ночам занимается…

Оказалось, Соколовский свой «особый контингент» знает прилично, не зря же его несколько лет подряд называют в Шпаковском районе в числе лучших участковых инспекторов. Часа через три Владимир позвонил и пригласил в сельсовет: «Задержал твоего ночного гостя, сидит, кается…»

На взгляд дилетанта, «вычислил» милиционер злоумышленника просто: нашел таксиста, который отвозил воришку вместе с добычей в Ставрополь. Съездил вместе с ним в пункт приема металла. Изъял краденое (официально учитывать добытое неправедным путем приемщик не стал – занес в «особый список»). А уже потом, имея неопровержимые доказательства, задержал подозреваемого.

Им оказался неработающий Тимофей Качанов. Тридцатилетний мужик уже не раз попадал в поле зрения милиции: у одного из станичников увел лошадь, у другого украл дубленку…

– Простите меня, – сразу начал канючить задержанный, – я вам забор сегодня же починю и моральный ущерб выплачу. Иначе посадят меня, а больные родители без присмотра останутся…

– А это ты для отца с матерью купил, чтобы с голоду не померли? – Участковый показал на два четырехсотграммовых пакета пищевого мака, который воришка приобрел в Ставрополе, получив за задвижку семьсот рублей. – Они что, тоже наркотой балуются?

Вскоре прибыла опергруппа из Михайловска. Подполковник Владимир Соколовский и дознаватель старший лейтенант Елена Никитина почти весь субботний день работали в Новомарьевской. Оказалось, что от «художеств» Качанова пострадал не я один: вор стащил дорогостоящий кабель с местного узла связи, а у одного из станичников похитил болгарку. Задвижка явилась последним эпизодом. Получалось, что ею злоумышленник сам себя закрыл в камере.

Надолго или нет, решит суд. Дело в том, что Качанов уже имел приговор – четыре года с отсрочкой исполнения наказания. Теперь, похоже, ему грозит вполне реальный срок.

Несколько выводов из случившегося сделал для себя и я. Во-первых, собачек надо слушать и слышать. А иногда и с цепи спускать. Воришкам мало не покажется. Во-вторых, надо больше доверять милиции, сразу же сообщать о случившемся. Убедился, работать правоохранители умеют. И, наконец, в-третьих: ни в коем случае нельзя идти на сделку с преступниками, брать у них так называемую «компенсацию». Вор должен сидеть в тюрьме.

Алексей ЛАЗАРЕВ