военный водитель, кавалер ордена Мужества рядовой В. Дрындин

Говорят, в такие минуты перед мысленным взором проносится вся жизнь. С рядовым Дрындиным ничего подобного не случилось. В сознании билось одно: выбраться, во что бы то ни стало вырваться из-под кинжального огня чеченских бандитов.

Что до жизненного пути, то он у Володьки тогда, в девяносто восьмом, можно сказать, только начинался. Рожденный в селе Преградном Красногвардейского района, он там же закончил среднюю школу. Затем – водительские курсы в оборонно-техническом обществе (РОСТО). Потом призвали. Служить попал в штаб Северо-Кавказского военного округа. Возил заместителя начальника штаба генерал-майора Владимира Бандуру.

Сотни, тысячи километров исколесил вместе со своим начальником рядовой Дрындин. Особенно непросто пришлось во время продолжительной командировки в Моздок, где генерал Бандура исполнял обязанности командующего временной оперативной группировки войск на Северном Кавказе. По периметру административной границы с Чечней строились блок-посты и опорные пункты. Везде надо было побывать, проконтролировать, помочь.

Хасавюртовский мир был подписан только на бумаге. В реальности бандиты постоянно обстреливали наши подразделения, захватывали бойцов и командиров, устраивали засады. В такую ловушку попала и колонна, в составе которой находилась машина рядового Дрындина. С пассажирами.

Шестнадцатого апреля девяносто восьмого года в группировку прибыла комиссия Мин-обороны. В ее составе были генерал-лейтенант Николай Мухин, генерал-майор Виктор Прокопенко. В одном «уазике» с генералом Бандурой они и следовали к перевалу Малый Малгобек. Вероятно, сведения о прибытии проверяющих с большими звездами каким-то образом просочились к боевикам. И они, опьяненные недавней «победой» над федералами и полной безнаказанностью, решили захватить или уничтожить важных военных чинов.

Над дорогой клубился густой туман. Он скрыл засаду и одновременно в какой-то степени выручил головную машину, которой управлял рядовой Дрындин. Когда по кузову забарабанили первые пули, Владимир до отказа вдавил педаль газа в пол. Визжа покрышками, содрогаясь от близких разрывов, вездеход уходил из зоны обстрела…

Когда машина доползла до ближайшего блок-поста, раненых генералов Бандуру и Мухина вместе с потерявшим сознание от потери крови водителем эвакуировали в госпиталь. Генерал Прокопенко был мертв. В кузове истерзанного автомобиля любопытные солдаты насчитали более сотни пробоин.

Последовало долгое лечение. Состояние было тяжелым: осколочное ранение в голову, пули в спину, бедро и кисть руки. Видавшие виды военные врачи удивлялись, как в таком состоянии солдат мог более десятка километров вести поврежденную машину.

– Жить захочешь, сумеешь, – скупо улыбается Владимир. – А еще где-то в подсознании отложилось, кто рядом со мной в машине находится. Генералов бы бандиты точно не пощадили. Или выставили бы на позор и посмешище…

Да, за спасение военачальников (генерал-лейтенант Мухин, например, в то время был заместителем командующего ракетными войсками и артиллерией) в годы Великой Отечественной бойцам присваивали звание Героя Советского Союза. Рядового Дрындина наградили орденом Мужества. Дескать, не война…

А Владимир и не обижается. Тем более, что генералы повели себя как настоящие мужики. Носы не задрали, о солдате не забыли. Выписавшийся из госпиталя Николай Мухин пригласил находившегося в отпуске бойца в Москву в гости. Разместил у себя дома.

– Галина Дмитриевна Мухина, жена Николая Николаевича, так обо мне заботилась, – рассказывает Владимир. – Столько лет прошло, а мы и сейчас перезваниваемся.

Пожалуй, труднее всего пришлось после той истории генералу Бандуре: получил несколько тяжелых ранений, одно из них – в позвоночник. Вместе с Мухиным в девяносто восьмом Дрындин его навещал в московском госпитале. Позже слышал, выкарабкался Владимир Евгеньевич, вернулся в строй.

А сам Дрындин дослужил оставшиеся восемь месяцев и в девяносто девятом уволился в запас. Женился. Сыну четыре года недавно исполнилось. Работал в милиции, исполнял обязанности участкового инспектора. Потом снова в армию потянуло. Сейчас носит погоны прапорщика. Возглавляет в Изобильненском райвоенкомате отделение, в котором отбирают граждан на службу по контракту. Квартиру недавно получил…

Все обыденно. Только изредка слышит, как призывники переговариваются за спиной: «Смотри, вон идет прапорщик, который на срочной двух генералов спас…»

Алексей ЛАЗАРЕВ