Военкомат

Двадцать ступенек за два года – немало. Может, Иван Горбунов секрет какой-либо знает?

– Да какой там секрет, – улыбается военный комиссар, – начал с наведения элементарного порядка…

Нет, не с шагистики и не с дотошного соблюдения субординации – с асфальтирования военкоматского двора, где прежде по лужам уткам было впору плавать. С покраски дверей и окон, побелки стен, ремонта крыши…

– Если дверь грязная, перекошенная, ее так и подмывает ногой пнуть. А коль стекла в ней сияют, как зеркала, и краска блестит, с трепетом открываешь и прикрываешь бережно, – говорит полковник.

Такую «философию» привил ему отец, Николай Горбунов, отправившийся из села Труновского на фронт рядовым, а вернувшийся после Победы капитаном. Делать жизнь с кого? Такого вопроса перед Иваном не стояло: вот он, живой пример, в орденах и медалях, вкалывающий «на всю катушку» днем и корпящий над учебниками (заочно в институте учился) ночью.

Он тоже начал рядовым: чтобы повелевать, надо сначала научиться повиноваться. Потом, через полтора года, поступил в Ставропольское высшее военное инженерное училище связи. О том, что оно готовит специалистов для Ракетных войск стратегического назначения, тогда было принято говорить с оглядкой и шепотом. В офицерском звании начал с Казахстана. Сменил десяток мест службы. О подробностях боевого дежурства и ныне предпочитает не распространяться. Правда, обмолвился, что однажды почти трое суток не выходил из машины, обеспечивая спецсвязью прибывшее на проверку первое лицо государства.

В военкомат попал по семейным обстоятельствам – мать, инвалид первой группы, нуждалась в присмотре и уходе. Здесь тоже без переездов не обошлось: Армавир, Степновский район, Изобильный.

Предшественника, возглавлявшего до него Изобильненский ВКР, Горбунов не корит: человек почти два года болел, ему не до служебного рвения было. Нельзя сказать, что новый комиссар начал насаждать дисциплину железной рукой. Взысканиями не разбрасывался. Да и особых новшеств в работе вроде не вводил. Не уставал напоминать, что новое – это основательно забытое старое. Какое новшество, например, в том, чтобы офицеры военкомата вместе с сотрудниками администрации на дому поздравляли престарелых фронтовиков с Днем Победы или Днем защитника Отечества? Цветы, скромный подарок, а у ветерана слезы на глазах…

Или уроки мужества в школах. Да, далеко не все участники Великой Отечественной в состоянии прийти в учебное заведение и выступить перед ребятишками – большинству из них сегодня за восемьдесят. Но в районе немало «афганцев», других бойцов, побывавших в горячих точках. Они тоже живой пример для подражания и на встречи с учащимися соглашаются охотно. Мало того, и соревнования допризывной молодежи в ходе месячника оборонно-массовой работы помогают организовать.

Кросс, полоса препятствий, стрельба, основы военной подготовки… Соперничество как внутри школ, так и на первенстве района довольно острое. Но со стрельбой, например, накладки получаются: из пневматического оружия старшеклассникам стрелять вроде не особенно интересно. А малокалиберные винтовки, толком не объяснив причин, из района изъяло спортивное оборонно-техническое общество (РОСТО). Хорошо, что пограничники учебной части связи во главе с подполковником Николаем Плешановым выручают: организовывают для ребят стрельбы из боевых автоматов – то-то у старшеклассников глаза на огневом рубеже горят. А разговоров потом об этих стрельбах сколько…

– Вы нас не перехвалите, – предостерегает военком, – в прошлом году по итогам месячника оборонно-массовой работы район занял всего лишь двенадцатое место. До призовых показателей еще шагать и шагать…

По словам И. Горбунова, хватает и других проблем. «Уклонисты» научились отсиживаться от военной службы в дальнем и ближнем зарубежье. Паспорт с четырнадцати лет выдают. Уехал за границу, и ищи-свищи его. Некоторые студенты и их родители ошибочно считают, что отсрочку от службы дает справка вуза, а не призывная комиссия. Едва не с милицией приходится парней в военкомат доставлять. Хорошо, районные газеты и телевидение помогают вести разъяснительную работу. Те двадцать ступеней вверх по краевой градации ВКР без их содействия вряд ли сумел бы преодолеть.

– А теперь вот после кошмарного случая в Челябинском танковом училище родительские звонки одолели. Мамы требуют срочно связаться с командованием частей. Мол, сын уже две недели не пишет…

Полковник не жалуется, скорее, констатирует факт. По его мнению, далеко не все понимают, что армия – не обособленный организм. Она – своеобразный срез общества. Если общество нездорово, то и в воинском строю болезней не избежать. Покажите ПТУ, где нет зачатков «дедовщины», найдите улицу, где не верховодят хулиганы… Тут военная полиция, наверное, не поможет. Общество надо лечить.

А вот с транспортом военкомату помочь надо бы. Не жаловался на «безлошадье» полковник Горбунов, но один из его подчиненных втихаря показал мне местный раритет: раздолбанную «шестерку» с допотопными номерами серии ССГ. Если вышестоящее военное начальство или местные власти какую-никакую машину предоставят, глядишь, ВКР вверх по ступенькам еще энергичнее зашагает.

Алексей ЛАЗАРЕВ