председатель краевого комитета по печати, связи и информатизации Федор Бармин

Начало этой истории датируется еще прошлым годом. Тогда председатель краевого комитета по печати, связи и информатизации Федор Бармин настоятельно так попросил руководителя одной популярной телерадиокомпании принять на работу его жену Ксению, ранее на медийном пространстве края не замеченную. Теленачальник при всем уважении к статусу госчиновника сказал, что начинать надо со стажировки, и направил оную Ксению под крыло самой популярной телеведущей своего канала и под личный контроль главного редактора – тоже весьма популярной фигуры. Стажировка завершилась через два дня весьма прозаически. Чиновная супруга опоздала с обеда (а надо помнить, что служба новостей работает подчас и без обеда, и без ужина). Так вот, еще и опоздав с обеда на 20 минут, та получила замечание от главного редактора. Присутствовавшие при том репортеры ничего особого в замечании не увидели, тем более, что главред вообще по жизни человек не шумный.

Дама же, чье имя переводится как «чужая», вскипела и, заявив, что не потерпит разговора в таком тоне, бесследно исчезла.

Обычная, скажете, история.

Ан, нет. Продолжение ее названо упомянутым главным редактором «возмутительным и криминальным». Впрочем, лучше процитируем его письмо губернатору А.Черногорову, копия которого попала к нам в редакцию.

«25 января, находясь в здании Росохранкультуры, где проходил конкурс (на получение частоты вещания. – Ред.), мы снова встретились с Барминым. Он вывел меня в один из коридоров и, без всяких оснований, ударил меня по лицу и стал угрожать, используя нецензурную брань!

Сказать, что я был в шоке – значит ничего не сказать. Представьте. Глава комитета по печати (!), находясь при исполнении служебных обязанностей (!), в помещении Росохранкультуры (!), набрасывается с кулаками и матами на главного редактора телекомпании (!). А ведь мне еще предстояло выступить на конкурсе, где, повторюсь, сам Бармин был одним из членов комиссии.

На его счастье, во время происшествия в коридоре никого не было. Но, на его беду, я сделал видеозапись этого инцидента на свой мобильный телефон. Эта запись уже готова для показа в эфире. Там прекрасно видно, как Бармин нападает на меня, и слышно, какие слова он при этом говорит. Любая экспертиза без проблем сможет идентифицировать Бармина.

Можно было бы вступить с ним в потасовку, но я не привык выяснять отношения подобным образом в помещении федерального агентства».

Заключает главный редактор телекомпании свое письмо губернатору выводом, что человек, не понимающий, что такими «своими действиями он может навредить главе региона, не может занимать такой ответственный пост».

К слову сказать, известен эпизод, когда все тот же Ф.Бармин бросался с кулаками на одного из руководителей «Ставропольской правды», причем в кабинете у вице-премьера. Тогда победил совместный такт журналиста и хозяйки кабинета. История не получила огласки. Оказалось, зря.

Говорят, губернатор по письму телеведущего пообещал разобраться – и строго.

Впрочем, известен и такой способ наказания: для самых одиозных фигур, провалившихся на одной ступеньке, придумывают должность повыше и ждут, не провалится ли и там.

Это только Бисмарк говорил, что учится на чужих ошибках…