Вторая жена

Дневная жара уже спала. Ветерок чуть колыхал занавески. Оксана бездумно застыла у окна. Уже успел остыть приготовленный ужин, а она все стояла, прислушиваясь к голосам малышей, возившихся в сгущающихся сумерках в песочнице во дворе. «Дети! Хорошо, что Игорь и Аня у бабушки», – эта мысль вывела ее из ступора.

Она убрала продукты в холодильник, прошла в комнату, включила телевизор, пытаясь сосредоточиться на как раз начавшейся программе «Время». Потом поняла тщетность своих попыток и просто сидела в кресле.

Володя опять так и не пришел ночевать. Это стало окончательно понятно, когда ранний летний рассвет заглянул в окно. Она всегда звала его только так – Володя. Они познакомились, когда ей едва исполнилось девятнадцать.

– Ну, чем я плоха? – горько спрашивала себя Оксана, заглядывая в зеркало. – Ну, круги под глазами после бессонной ночи, ну, бледная – за все лето так никуда и не выбралась отдохнуть. А так вроде ничего и не изменилось. И фигура почти такая же, несмотря на двое родов, и следит она за собой, и в доме чистота и порядок. А он все равно раз в неделю как минимум не приходит ночевать.

Нет, Оксана не могла себя винить ни в чем. Да и Володю как-то не получалось. Хотя уже полгода муж не скрывает, что у него есть другая женщина.

– Господи, да чего же ему не хватало? – Оксана не выдержала и все-таки разревелась.

Как все хорошо у них начиналось, и как здорово было все эти годы! Когда только встретились, сразу же возникло чувство: они созданы друг для друга. Вместе им было лучше, чем порознь. Поэтому и не раздумывали долго. Через месяц подали заявление в загс. Еще через месяц поженились – им не мешали ни учеба, ни отсутствие жилья: сначала ютились в общежитии. Потом, уже начав работать, снимали квартиру. Они не то что не замечали трудностей, просто относились к ним легко – не зацикливались, не упрекали друг друга. Самое большее, на что был способен Володя в крайней степени раздражения – развести руками и сказать:

– Просто пестня какая-то!..

Где она теперь, эта «пестня»? С которой на велосипедах ездили за город, килограммами поедали соленые огурцы. И детей они долго не заводили по совместному решению: вот встанем на ноги... Ну, встали. Родился старший – Игорешка. Володя не отходил от него и Оксаны. И пеленки стирал, и гулять водил – только, чтобы она смогла хоть полчасика вздремнуть. Парень в первый год был на удивление крикливым. Через пять лет родилась Анечка – папина любимица. Они жили все так же легко и весело. Хотя, наверное, их жизнь самой легкой не назовешь. Оксана на работе получала мало. Володю тоже большими заработками начальство не баловало, по вечерам он подрабатывал на стройке.

Потом все как-то устроилось. Он стал получать приличную зарплату. И вот когда уже были квартира, машина, работа, дети, тогда в его жизни и появилась Людмила. Оксана почувствовала беду сразу. Рассказывая о какой-то корпоративной вечеринке, Володя чуть более горячо, чем обычно, говорил о девушке, которая недавно пришла на работу и очаровала всех. Ей 24, она весела, умна и красива.

– Ты не влюбился ли, милый? – с улыбкой спросила тогда Оксана.

– Влюбился, влюбился, как и все наши мужики, – отшутился муж.

И вспыхнувший было уголек боли погас. За плечами обоих было, как любил говорить Володя, «двенадцать лет беспорочной жизни». Если бы она тогда знала, что не влюбился, а полюбил Володя эту девчонку. Да как полюбил! Он стал задерживаться на работе. У него перестало хватать времени, чтобы зайти в магазин, отвезти детей к бабушке на другой конец города. А однажды в их машине Оксана заметила упавшую между сиденьями чужую заколку для волос.

Тогда они первый и последний раз поругались. Она плакала и бросала ему в лицо злые слова. Он пытался оправдываться. Она злилась еще сильнее. Он надолго замолчал, а потом сказал:

– Ну, если ты хочешь знать все, я ее люблю.

Слезы сразу иссякли. Она растерянно посмотрела на него и спросила:

– А я? А мы?

– А вы моя семья, о вас я забочусь.

…По утрам Володя молча поднимается, ест приготовленный Оксаной завтрак. И уходит. Вечерами звонит: не жди, я не приду. И не приходит до утра. Утром появляется. Меняет рубашку на чистую, завтракает и уходит. И так уже полгода. Долгие шесть месяцев. Иногда она спрашивала себя: почему я все это терплю, почему безропотно готовлю, стираю его вещи? Потому что не могу лишить детей радости, когда после очередной «командировки» они бросаются к нему на шею? Потому что все еще люблю его?

Она его все еще любила. А потом стало еще хуже. Володя перестал скрывать от окружающих, что у него есть «вторая жена». Они вместе ходили в гости, ездили отдыхать. Ему, казалось, очень хотелось, чтобы все друзья и знакомые об этом узнали. Оксане до тошноты было неприятно выходить на улицу, ловить сочувствующие, а порой и насмешливые взгляды. Но она очень боялась задать себе вопрос, который нужно было давно задать: что будет дальше? Сколько можно молчать? Вести себя как верная и преданная жена, делать вид, что ничего не случилось…

От звонка в дверь она вздрогнула, как от выстрела. Пришел Володя. Она накормила его завтраком, роль которого изображал вчерашний ужин. И, помыв посуду, сказала:

– Я больше так не могу. Как мы будем жить дальше?

Володя посмотрел на нее и спокойно сказал:

– Так же, как жили. А в чем, собственно говоря, трагедия? Игорешку и Аньку я люблю, бросать вас не собираюсь… Давай съездим на рынок? А то вечером мне опять уходить.

Оксана стиснула зубы до боли, чтобы ничего не сказать, и пошла собирать рыночные сумки. В висках колотилось так, что, казалось, пробьет и кости, и кожу: как так жить? Я должна во всем разобраться…

Вечером, когда муж ушел, Оксана опять долго стояла у открытого окна. В тот вечер она поняла окончательно и бесповоротно, что он ее не любит. И впереди у нее уже не борьба за любовь, а борьба за семью. И она решила бороться. Иногда ей казалось, что она побеждает. Володя не ушел даже тогда, когда у той, второй жены родился ребенок. Выросли и переженились дети, но… все по сути оставалось прежним.

Лишь через много лет Оксана поняла, что победителей в этой борьбе и быть не могло, потому что жертвами их «тройственного» союза были все: и она, и Володя, и та женщина, и их дети…