Как известно, в июне нынешнего года постановлением главы краевого центра ей было дано разрешение оказывать не только бесплатные, но и платные медицинские услуги. Впрочем, это нововведение просуществовало недолго. Прокуратурой Октябрьского района был вынесен протест на постановление главы города, поскольку оно противоречило и федеральному, и краевому законодательству. Но страсти вокруг службы «03» не утихают до сих пор.

В начале этого месяца в Москве состоялся уникальный Всероссийский съезд врачей «скорой помощи», участником которого был и главный врач станции «Скорой помощи» г. Ставрополя Олег Иванов. Интервью с ним мы и предлагаем читателям.

– Олег Игоревич, по вашему мнению, не стал ли этот форум просто, как говорится, очередным мероприятием по «выпуску пара»?

– Однозначно ответить на ваш вопрос не могу. Самое главное, пожалуй, то, что наконец-то Министерство здравоохранения России обратило внимание на давно назревшие вопросы, связанные с работой «скорой помощи». Ведь подобный съезд прошел впервые за последние лет пятьдесят. И, думаю, что результаты будут. Не может же министерство отмахнуться от достаточно острых и откровенных выступлений. Многие из тех, кто занимает высокие должности в системе здравоохранения, говорили о том, что служба «03» стала одним из элементов национальной безопасности страны. Приводилась такая статистика: за последние десять лет количество обращений в «скорую помощь» увеличилось в России с 15 миллионов до 50 миллионов в год. При этом, к примеру, стоит напомнить, что смертность от дорожно-транспортных происшествий у нас в 15-16 раз выше, чем в развитых странах. И основные причины – в несвоевременном оказании медицинской помощи. А случается это из-за перегруженности «скорой помощи» не свойственными ей функциями. Нам приходится обслуживать хронических больных, подменять собой в чем-то поликлиники и стационары. И все это приводит к тому, что «скорая помощь», призванная спасать жизнь людей, иногда не в состоянии это сделать. Но самое главное – у нас нет четко прописанных обязанностей и порядка оказания экстренной медицинской помощи.

В своем выступлении на съезде я привел такие факты: в 1995 г. станция «Скорой помощи» Ставрополя состояла из 24 выездных бригад и обращаемость была 330-350 вызовов в сутки. В 2003 году мы увеличили штатное расписание до 32 бригад и получили в сутки до 430 обращений. Все попытки реализовать программы развития «скорой помощи» к существенным изменениям в лучшую сторону не привели. И в итоге мы остались там же, где были 10 лет назад. Образно говоря, нам самим, как барону Мюнхгаузену, приходится вытаскивать себя за волосы из болота, в котором оказались.

– Вас не смущает, что сейчас идут пересуды о том, что «скорая» была бесплатной, потом платной, нынче снова вернулись к прежней системе?

– Нет, не смущает. Мне бы хотелось успокоить наших земляков: «скорая помощь» была, есть и будет бесплатной. Ни для кого не является секретом, что наша служба, как я уже говорил, деформировалась и выполняет до 60 процентов не свойственных ей функций, которые должны входить в обязанности поликлиник. Но эти лечебные учреждения, к сожалению, становятся все менее доступными для населения – из-за огромных очередей в регистратуру и к участковым врачам. Вот и вынуждены люди обращаться со своими болезнями к нам. Это же очень просто: набрал номер телефона «03», и врач обязательно приедет, будь у больного банальный артроз, повышение температуры, остеохондроз и тому подобное.

Мы сделали попытку разделить экстренную медицинскую помощь и так называемую плановую, когда помочь больному можно с отсрочкой во времени без ущерба для его здоровья. Поэтому и возник вопрос о реформировании экстренной медицинской помощи. Наш опыт изучается не только в Минздраве Российской Федерации, но и главами муниципальных образований, которым в скором времени придется жить по законам местного самоуправления.

– Не так давно министр здравоохранения и социального развития РФ М. Зурабов заявил, что скоро в России появится ночная «неотложка», а днем больных будут обслуживать местные поликлиники. Именно это вы имеете в виду, говоря о реформировании вашей службы?

– Совершенствование экстренной медицинской помощи в Ставрополе мы начали с того, что предложили создать отделения неотложной помощи при городских поликлиниках. Дело-то это наше общее. Вот мы и передали для поликлиник 65 врачебных ставок, купили для них девять легковых автомобилей. Не хочу упрощать, что все это пройдет гладко, без сучка и задоринки, но и усложнять процесс реформирования не стоит. Да, для этого в поликлиниках прежде всего необходимо найти помещения для «неотложки». А сделать это можно, ликвидировав действующие в них сейчас газетные, косметические, продуктовые ларьки. Нужны только воля, инициатива – иного пути просто нет. Разместить бригаду из двух-трех человек особых трудностей не представляет.

– А как будет оказываться помощь больному на дому?

– Днем будут работать и поликлиники, и мы. Что касается ночного времени, то этим станут заниматься наши службы, и если врач «скорой помощи» убедится в том, что пациент не нуждается в экстренной медицинской помощи и в состоянии потерпеть, то уже утром помощь ему будет оказана силами врачей поликлиник.

– И еще один деликатный вопрос: должен ли все-таки больной платить за услуги, оказываемые ему на дому?

– На съезде этот вопрос тоже обсуждался. Учитывая социально-экономическое положение большинства российских граждан, делегаты съезда предложили экстренную медпомощь при состояниях, угрожающих жизни пациента, по-прежнему оказывать бесплатно, как того и требует Конституция Российской Федерации, а в других случаях больной обязан оплатить услугу «скорой помощи», взявшей на себя функции участкового врача. Но эти затраты больному должна возместить страховая компания, выдавшая медицинский полис. Только при такой схеме будет экономическая заинтересованность станции «Скорой помощи» и поликлиник, пациентов и страховых компаний.