Письма – это не журналистский жанр. Хотя мы их ежедневно пачками получаем в редакции. А потом читаем, готовим к публикации или используем при подготовке статей и корреспонденции. Еще ездим в командировки, чтобы проверить факты из обращений наших читателей. Так случилось и с коллективным письмом от работников детского сада «Рябинушка».

И, конечно же, отправляясь в село Александровское, я надеялся встретиться там с Лилией Павловной Петросян. Ведь в письме речь шла в основном о ней, а еще конкретнее – о конфликте коллектива с ней, заведующей этим детсадом. Само собой были вопросы. Надеялся, она на них ответит в разговоре с глазу на глаз. Не получилось. Заведующая на встречу не пришла, хотя ее приглашали. Не хочу думать, что побоялась, хотя и понимаю, что после весьма эмоциональной встречи с коллективом с ее стороны существовали поводы для опасения. Как бы там ни было, мои вопросы остались без ее ответов. А наше непродолжительное общение по телефону всех точек над пресловутым «i» так и не расставило.Вот, собственно, почему и решил сейчас писать не статью и не корреспонденцию. А письмо. Лично вам, Лидия Павловна. Не знаю, ответите ли вы на него. Тем не менее надеюсь таким вот образом восполнить дефицит общения.

Итак, под пришедшим в редакцию письмом насчитал я 18 подписей. Это почти половина работников детского сада, которым вы руководите уже 23 года. Авторы сообщают о «грубых нарушениях этики поведения», осложных конфликтных отношениях руководителя с подчиненными. А еще о том, что после начатого расследования ОВД Александровского района по поводу манипуляций с зарплатой вы подвергаете своих подчиненных психологическому давлению. Что и говорить – серьезные обвинения.

И, признаться, прочтя все это, ожидал увидеть сам детский сад если не в полуразрушенном, то, как минимум, в плачевном состоянии. К счастью, все оказалось совсем не так. В «Рябинушке» сейчас, когда вы находитесь на больничном, чисто, тепло и уютно. Детки ухожены, а воспитатели и нянечки приветливы и улыбчивы.

Только когда уложили своих подопечных на «тихий час» и собрались в музыкальном зале на встречу с журналистом и представителями районной администрации, позволили дать волю эмоциям. Высказались почти все. И никто не нашел для вас добрых слов. Согласитесь – очень неприятный факт для любого руководителя. Позже в нашем телефонном разговоре вы назвали это путчем. Но ведь у путчей, как известно, есть предпосылки и причины. Сотрудники ОБЭП уже собрали первоначальный материал по поводу «сигналов» о приписках, поборах с родителей и присвоении денег и заработной платы работников детского сада. К делу приобщены заявления. Впрочем, оставляю эту тему. Потому что существует презумпция невиновности, впереди следствие и суд, поэтому ни у ваших подчиненных, ни у меня нет права вас обвинять в нарушении закона.

Однако существуют и другие предпосылки для того, что вы называете путчем. Это прежде всего ваша ничем непоколебимая уверенность только в своей правоте. Даже после недавнего профсоюзного собрания, где был поставлен вопрос о доверии. Если не ошибаюсь, в бюллетенях для тайного голосования сформулирован он был вполне конкретно: «Хотите ли вы, чтобы детским садом продолжала руководить Л. П. Петросян?». 32 человека ответили «нет», шестеро – «да». Счет, увы, не в вашу пользу. Тем не менее уверен, и после таких результатов ситуацию можно было бы поправить, признай вы за собой хоть какие-то ошибки и недостатки. Но ничуть не бывало. Вы по-прежнему твердите о том, что это заговор, а все проголосовавшие против не имеют права вас осуждать. А еще вспоминаю фразу из нашего телефонного разговора: «…сама я добровольно все равно не уйду». Это даже не самоуверенность и не упрямство. Это что-то совершенно необъяснимое, исходя из нормальной человеческой логики.

И я уверен, что в этом случае из детского сада уйдут и другие. И их будет много. Скорее, даже больше 32 сотрудников. Ведь почти все участники нашего разговора заявляли о том, что последние годы на работу по утрам приходили с тяжелым чувством и без всякого желания показаться на глаза заведующей. Публичный нагоняй в присутствии детей и их родителей можно было получить в любую минуту и по поводу, и без повода. Непедагогично как-то, особенно в таком коллективе, как ваш.

И все-таки я считаю, что авторы письма в редакцию совершенно несправедливо забыли сообщить о том, что ваше дошкольное учреждение считается одним из лучших не только в районе, но и в крае. Осваивает новые технологии. Получает награды и грамоты. Есть ли в этом ваша заслуга? Уверен, что есть. И вы это тоже подчеркиваете. Меня только смутило частое повторение местоимения «я» в вашем монологе о достижениях детсада. Ни один руководитель в одиночку ничего серьезного достичь не в состоянии. Без коллектива. А в вашем коллективе работают очень увлеченные специалисты, профессионалы, и почти все – с высшим или средним специальным образованием. Так что достижения «Рябинушки» – не чья-то личная, а коллективная заслуга. Жаль, что теперь вот писать приходится не об успехах, а о серьезном конфликте в коллективе, который, развиваясь дальше, способен все достижения свести на нет.

К сожалению, в основе этого конфликта ваша позиция, основанная на том, что любая инициатива снизу вредна, если она не одобрена руководителем. Рассказали мне на собрании, как воспитатели одной из групп организовали родительский воскресник, чтобы благоустроить небольшой участок территории, обезображенный после ремонта водопроводных труб. С удовольствием поработали в свой законный выходной. А на следующий день получили выговор от заведующей за эту инициативу. За то только, что хотели как лучше, и сделали, чтобы было лучше. А выговор от заведующей – это, как всегда, за любую инициативу. Стоит ли удивляться, что на работу ваши сотрудники приходят по утрам без особого желания. И со страхом нарваться на гнев заведующей.

Это ваше желание исключить любую инициативу подчиненных и замкнуть все мало-мальски серьезные вопросы на себя привело не только к конфликту в коллективе, но и к вашим личным неприятностям. Все из-за того, что в нарушение ведомственных инструкций вы лично выдавали зарплату своим сотрудникам. И лично устанавливали размер так называемых благотворительных взносов с родителей. И лично собирали эти деньги. И расходовали по своему усмотрению, забыв о том, что существует особая бухгалтерская отчетность. К тому же надо периодически отчитываться перед родительским комитетом и своим коллективом. Как раз эта безотчетность и создала в коллективе то, что вы называете путчем.

Надо искать выход. Коллектив свои выводы сделал, выразив вам недоверие. Следствию сделать выводы еще предстоит. Теперь ваша очередь извлекать из этого уроки. Очень не хочется думать, что вы по-прежнему уверены в своей непогрешимости.

Александр ЗАГАЙНОВ