Ставрополье – не Москва. Здесь нет массовых избиений негров, не проводятся обряды сжигания «вредных» еврейских книг, в кабинеты чиновников не врываются вспотевшие юноши с красно-коричневым стягом в руках, а в губернатора, вещающего с трибуны о добрососедских отношениях с северо-кавказскими республиками, не летят тухлые яйца и помидоры. Фюреромания

ПЕРВОЕ

НО! Край марается свастикой. Места, где она появляется, думаю, хорошо известны правоохранительным органам. Перечислю основные: Ставрополь – подземные переходы, Невинномысск – проспект Мира, Кавминводы – поезжайте вдоль железной дороги от Минеральных Вод до Кисловодска и увидите больше десятка перечеркнутых крест-накрест кругов…

Но!

В сердце края, в Ставрополе, устраивается стилизованная вечеринка, окрашенная в гитлеровские тона. Вход – свободный. Инициатор – не голодный маргинал, а вполне сытый, даже пресытившийся крупный бизнесмен, решивший по случаю своего дня рождения устроить грандиозный сабантуй со свастикой. В окружении которой и отрывалась на полную катушку продвинутая молодежь. В тот вечер фашизм был модным. И не опасным. Но поговаривают, что этот ставропольский новый русский по-настоящему симпатизирует Адольфу Шикльгруберу и даже собрал вокруг себя некий кружок по интересам – местный фан-клуб мирового убийцы.

Но!

Примерно половина ставропольских бойцовских клубов проповедует национализм. Сотни пареньков качают мускулы, чтобы, как они говорят, «защитить Россию от нерусских». Они даже не скрывают этого…

Но!

Редко, но устраивается молчаливая демонстрация силы. Например, на антинацистский флэш-моб, устроенный в краевой столице, пришли с десяток «бритоголовых», стояли в стороне, наблюдали, как участники акции возлагают к Мемориалу вечной славы цветы и зачеркнутую свастику.

А то, что кабинеты «белого дома» не захватываются… Так это потому, что нет смысла. «Местная администрация ничего не решает, например, отменить монетизацию льгот она не в силах, – объяснял мне один радикал из числа тех немногих, что образованны и идейно переживают за «когда-то великую державу». – Так зачем лечить местную опухоль, если источник болезни находится в Кремле?! Да и резонанса от таких акций мало…». Действительно, ведь Ставрополье – не Москва.

ВТОРОЕ

После этого остается сказать, что по официальной информации, полученной в правительстве края, профашистски настроенной молодежи на Ставрополье нет. «Может быть, единицы.

И проявления национализма существуют только в виде бытовых конфликтов на почве пьянства», – заявил Василий Бельченко, начальник управления по обеспечению деятельности Совета по экономической и общественной безопасности Ставропольского края.

У неправительственных организаций – информация другая.

– В нашем регионе, при всем его спокойствии, есть и фашисты, и русские национал-шовинисты, и скинхеды со скинхедками, – говорит Константин Вишневский, председатель краевого центра общественных инициатив «Альтер Вита». – Их немного. И в основном встречаются среди маргинальной части молодежи. Например, обкурившиеся анаши скинхедки выходят на улицы с целью найти и побить русских девушек, дружащих с кавказцами. Идеология скинхедов мужского пола примерно такая же: – «Мы будем бить тех, кто с нашими девчонками гуляет!» – т. е. основана преимущественно на ревности самцов из белой стаи к самцам из стаи черной. Они расклеивают в переходах стилизованные листовки, призывающие «Славянка! Русская честь дороже кавказских денег» или «Помни: ты русский!», но как таковых идеологических бойцов среди них практически нет. Но это движение чем-то подпитывается. (Скажем, раньше ставропольские скинхеды получали специфическую литературу из Ростова-на-Дону. – А. Б.) И пока мы не знаем, кому это надо.

Есть на Ставрополье и маленькие «антифашисты» – из числа тинейджеров, увлекающихся «наскальной живописью». На тех же стенах, где нарисована свастика, они пишут все, что думают о «гитлеровских» художниках. Простым и понятным, но непечатным языком. Цивилизованное сопротивление профашистским выходкам идет со стороны тех, кто называет себя гражданами, и «движением добровольцев» и не раз выходили на улицы города с краской и кисточкой, закрашивали скинхедские круги российским триколором, срывали листовки, вели просветительскую работу среди молодежи. Сейчас наблюдается спад антифашистской активности. После всплеска ее и, собственно, явного профашистского настроя примерно в середине 1990-х годов. Статья, вышедшая тогда в «Ставропольской правде» под заголовком «Ненависть к фашизму у россиян в крови» вызвала бурю негодования со стороны печально из-

вестного Русского национального единства. Организация даже подала на газету в суд, который, дважды выиграв, в итоге со скандалом проиграла.

ТРЕТЬЕ

В России, особенно в Москве и околостоличных регионах, немало организаций, использующих атрибутику Русского национального единства, СС, портреты Гитлера, в фашизме же часто обвиняют тех же лимоновцев. «Я был в Москве, мне стало страшно, когда стая из трех десятков молодчиков, со свастикой на рукавах, налетела в метро на двух негров, жестоко избила их и тут же скрылась в электричке», – рассказывает К. Вишневский. А «РНЕ-Пора», недавно объявившаяся в первопрестольной, и вовсе наводит на нехорошие размышления. Как известно, именно молодежная организация под названием «Пора» сыграла большую роль во время «оранжевой» революции на Украине…

На Ставрополье профашист-ски настроенная молодежь организованностью не отличается. Было отделение РНЕ да куда-то сплыло. Скинхеды ушли в подполье. Единственной организацией радикального толка, которая открыто заявляет о себе и вместе с льготниками выходит на площади, является национал-большевистская партия, которую в Москве возглавляет Эдуард Лимонов, а краевое отделение – Дмитрий Пикалов. Надо сказать, что ставропольские нацболы, в отличие от московских, ведут себя тихо-мирно, на митинги выходят санкционированные, «ура Гитлеру!» не кричат, а пока не было партийного знамени, развевали на ветру скромный флаг с изображением Че Гевары.

Осуждают скинхедов: «Я считаю движение скинхедов тупиком развития, – говорит Д. Пикалов, – потому что нельзя выставлять националистические лозунги, не преследуя социальных целей. Скажем, лозунг «Бей жидов – спасай Россию!» ни к чему не приведет. Не будет Дерипасок и Абрамовичей – будут такие же олигархи с фамилиями Иванов, Петров, Сидоров. Что изменится? Что, они не будут покупать «Челси»?! Идеология же НБП – требования национальной и социальной справедливости».

И кровопролитие: «За десять лет своего существования партия нацболов никого пальцем не тронула. Попытки выставить национал-большевиков врагами негров, арабов, еще кого-то – это полная чушь», – замечает Д. Пикалов.

– Но помидорами-то кидались?

– Да, но это были точечные удары, направленные против конкретных врагов России.

Впрочем, обольщаться не стоит. Если нацболы миролюбивы на Ставрополье, где, кстати, всего около десятка активистов, еще не значит, что они миролюбивы в Москве, где их несколько тысяч. Одними только помидорами, яйцами и кетчупом не разрушить старый мир до основания и не воспитать нового человека, а это меж тем – идейные основы российского национал-большевизма.

«НБП требует…» рефреном проходит через все программные заявления партии. Примерно с этих же двух простых слов ( «Мы требуем…») начинался почти каждый пункт программы гитлеровской НСДАП. Роднит их и схожесть отдельных тезисов, а также общий популизм. Гитлер, например, говорил, что «все граждане государства должны обладать равными правами и обязанностями». Лимонов тоже предлагает «дать свободно развиваться гражданскому обществу России». И еще несколько тезисов.

НСДАП, Германия: «…объявить безжалостную борьбу с преступностью. Мы требуем ввести смертную казнь для преступников против германского народа, ростовщиков, спекулянтов и др., вне зависимости от общественного положения, религиозной и национальной принадлежности».

Россия: «НБП требует восстановления смертной казни за особо тяжкие преступления. Все виновные в государственных преступлениях (к примеру, Горбачев, Ельцин, Гайдар) и в утечке капиталов за рубеж будут судимы и казнены…»

Германия: «Мы боремся против разлагающей парламентской практики занятия должностей только в зависимости от партийной принадлежности без учета характера и способностей».

Россия: «Дорога во власть будет открыта всем, у кого есть воля и талант».

Германия: «Мы требуем жизненного пространства: территорий и земель (колоний), необходимых для пропитания германского народа и для расселения избыточного германского населения».

Россия: «НБП требует воссоединения с Россией территорий сопредельных государств, где русские составляют большинство населения».

Без комментариев.

И ПОСЛЕДНЕЕ

У фанатов Гитлера и Муссолини нет сильной поддержки ни в молодежной, ни в другой среде. Во всяком случае, пока. Об этом говорят социологи. Но они также отмечают, что в России существует огромный спрос на возрождение страны, ее роли, мощи, чувства национального достоинства. «Это спрос на реванш, – полагает известный журналист Михаил Леонтьев. – Если он не будет удовлетворен цивилизованным путем, если мы упустим этот шанс, то попытка реванша будет безусловно произведена, спрос будет удовлетворен, но путем нецивилизованным и катастрофическим».

Остается добавить, что недавно московские ветераны Великой Отечественной войны выступили с заявлением, в котором просят запретить партии –носители профашистских идей, опасных для государства и общества. Поводом для их возмущения послужила стычка с активистами радикальных молодежных движений в одном из районов Москвы, когда молодчики выкрикивали лозунги в честь Гитлера и Муссолини. На замечания пожилых людей о недопустимости подобных высказываний в ответ посыпались угрозы…

В краевом совете ветеранов поддержали коллег из Москвы. «Мне лично не приходилось сталкиваться лицом к лицу с профашистски настроенной молодежью, но отношение к ней самое негативное, – говорит Варвара Назаренко, ответственный секретарь краевого совета ветеранов. – В то же время мне кажется, что популярность идей Гитлера сегодня – это в какой-то мере протест против того, как мы живем. Ведь посмотрите, сколько молодых людей не может найти нормальную работу!»

Думается, что тень Гитлера, преследующая российских маргиналов, – это еще и та самая тоска по вождю, которая овладевает людьми, если они не знают, куда идти. Действующий президент многим кажется чересчур либеральным, а у трех просматривающихся русских идей (монархическая, русско-советская и русско-фашистская) явно нет вожаков. Ни Христа, ни антихриста. Пока.

Александра БЕЛУЗА