Теперь я уже не думаю, что тогда у нее просто-напросто сдали нервы. Эта женщина оказалась чутким человеком, увидевшим истинный образ нашего времени. Что ж, надо признать, программа Апокалипсиса вполне успешно осуществляется, хотя о конце света немного, кажется, подзабыли. И не будем искать тут мистики, нагнетания страстей. Когда ураган в Америке сдувает-смывает огромный город, во Франции за лето от жары погибают 15 тысяч человек, на австралийском материке выпадает снег, а в северных российских широтах льют тропические ливни – вот где мистика, и это еще только цветочки… Сегодня теленовости об экологических бедствиях в своей трагической «занимательности» соревнуются со страшными сюжетами на тему терроризма. Этот печальный факт нас как-то по-детски удивляет, может быть, потому, что «занудная» экология всегда казалась чем-то далеким и не совсем реальным. На наш век хватит… Сегодня выясняется, что скучная история наполняется содержанием конца света и в таком случае способна хотя бы теоретически заинтересовать нас. Потому что практически каждый думает: а что, собственно, я могу сделать? Загрязненные реки и моря, воздух и почва, техногенные катастрофы… Что от меня зависит? Действительно, о безнадежных историях думать трудно. Не лучше ли почитать детектив и забыться? Только ведь современный экологический роман по своей природе исключительно детективен. Убийца ходит среди нас, о его намерениях знают все, но разоружить не могут. Не хотят. Такой уж он миляга. Кто же это? Современная цивилизация. Существительное, заметим, женского рода.

И все-таки удивительно, чтобы человек, пусть и святой, живший 2000 лет назад, с такой доказательной метафоричностью мог живописать апокалиптические картины грядущего. Верующий скажет: «Божественное провидение», неверующий обойдется современным языком. Дескать, апостол вычислил парадигму развития с того самого момента, как райская Ева отведала запретное яблочко, заложив обоснование современной цивилизации: человек – властелин природы, знание – сила, возможности человечества неограниченны и т. д… Сегодня выясняется, что наше будущее напрямую зависит от того, как мы выстроим свои новые отношения с природой. Ни одна из прежних культур не дала однозначного ответа на этот вопрос. В сущности, все закончилось банальной целью: человек рожден, чтобы потреблять! Американская мечта навязывается теперь как наивысший идеал. Увы, однополярный мир так похож на однопартийную систему. Не будем сейчас вдаваться в такие детали, как неравенство потребляющих. Чем больше аппетиты у одних, тем меньше жуют другие. Парадокс в том, что понятная цель часто оказывается абсурдной, и, напротив, цель возвышенная способна обеспечить реальное движение жизни.

Экологи, серьезные ученые всех мастей предупреждают, что нерешаемые экологические проблемы, связанные с общемировым дефицитом энергоресурсов, определяют агрессивную политику мировых держав, способствуют войнам и терроризму. Один из их последних доводов весьма сюжетен. Чрезмерное производство благ ведет в итоге к потеплению климата, активному таянию ледников и прогрессирующему высвобождению газа метана. Конец жизни ученые гарантируют. Российское правительство тоже «утешает»: экологический контроль в стране отсутствует, законодательной базы нет. И все это на фоне множащихся радиоактивных захоронений. Про отказ американцев подписать Киотское соглашение известно всем. Похоже, для Америки жизненный комфорт становится важнее самой жизни. В недрах современного информационного общества искать спасения бесполезно. Цивилизация выработала тип человека, неспособного всерьез принять к сведению, что растущее богатство богатых представляет угрозу миру. Между тем все поиски решения экологических проблем ведут именно к этой мысли: человечество должно прийти к разумному самоограничению в производстве и потреблении благ. Но есть ли исторический пример народа, способного усомниться в ценности богатства? Есть. Единственный народ на свете, который уверовал, что легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому попасть в рай, это русский народ. И возможным это стало потому, что народ поверил не только в Бога, но и поверил Богу. Так распорядилась сама история, поскольку освоение русских земель, продвижение русской жизни с юга на север на протяжении веков определялось внутренней монастырской колонизацией. Монашество на Руси появилось с принятием христианства. Город, особенно стольно-княжеский, не считался благоустроенным, если в нем не было монастыря и собора. Но это мирские монастыри, а были еще сотни пустынных, когда монахи, искавшие уединения, устремлялись в лесные дебри, куда только они могли проложить тропу. Вслед за ними отправлялись крестьяне. Многочисленные обители становились опорными пунктами, а крестьянские селения вместе с иноческой братией составляли приход. Монахи шли не за золотом, а за спасением души, искали царствие небесное, а оказалось, что создавали русскую нацию… Этот великий исторический факт, вписавшийся в судьбу народа, стал символом борьбы русских людей с грехами и соблазнами мира. Не здесь ли нужно искать объяснение безмерному народному терпению, энергии его подвижничества и… той апатии и невозмутимости, что стала притчей во языцех? И недавний общенациональный порыв к переменам очень быстро угас, но человек во все времена тяготится пустотой и хаосом, ему необходимо цельное жизненное настроение, чтобы найти достойное оправдание своей жизни.

В мире «что-то происходит», и мы это ощущаем. Подходит к завершению многовековая цивилизационная эпоха, которую называют «чувственной». Станет ли глобальная экологическая угроза проводником общемировых социальных перемен, пока неизвестно. Но поиск спасительных проектов не прекращается… Ну а что же делать нам, простым людям? Открыть Новый Завет, отыскать Апокалипсис и прочитать хотя бы вот эти строки: «Не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам… И побеждающий облечется в белые одежды…»

Светлана СОЛОДСКИХ