Как долго избирательный округ № 15 Ставрополя не будет иметь своего представителя в городском законодательном органе? На этот вопрос в среду судебный процесс ответа так и не дал. Напомним, почти полтора года прошло со дня гибели депутата, представлявшего его интересы в городской Думе, – Олега Казначеева. Однако до сих не принято решение о прекращении его полномочий, а по этой причине не могут быть назначены довыборы.

С таким положением дел не согласен избиратель вышеназванного округа Владимир Полубояренко, который по поручению инициативной группы обратился в Октябрьский районный суд Ставрополя с заявлением о нарушении своего конституционного права избирать и быть избранным. Его требование состояло в том, чтобы признать незаконным бездействие Ставропольской городской Думы и обязать ее снять полномочия с умершего депутата.

Начался процесс с ходатайства заявителя о том, чтобы суд выслушал в качестве свидетеля уполномоченного по правам человека в крае Алексея Селюкова. Суд пошел на продолжение процедуры следствия, несмотря на то, что на предыдущем заседании оно было уже закрыто, и планировали перейти к прениям сторон. Алексей Иванович попросил извинения за возникшую из-за него заминку, которую он объяснил так: «Прочитав сообщение в газете о начавшемся процессе, я не счел возможным отсидеться в кабинете, приравняв подобное к неявке на Сенатскую площадь, если обратиться к историческим сравнениям… Я пришел, потому что считаю процесс не только общественно, но и политически значимым. Затягивание нормальной демократической процедуры носит, на мой взгляд, характер субъективный, идущий вразрез с интересами избирателей округа. Думцы поступают так по каким-то, видимо, только им известным причинам. Но это не может быть основанием для нарушения избирательных прав пяти тысяч человек. Даже если срок, в течение которого депутатские полномочия должны быть прекращены, краевым законом не ограничен, надо же действовать в рамках разумного, сообразуясь с европейскими стандартами».

Но нам, как говорится, Европа не указ… Поэтому представитель городских думцев, отстаивая свои позиции, «проэкзаменовала» свидетеля с пристрастием.

– С какого момента нарушено право заявителя?

– С момента смерти депутата, – ответил А.Селюков. – Никто не отменял главенство федерального закона, из которого следует, что смерть сама по себе является причиной досрочного прекращения полномочий.

– Вы считаете, что депутатское место в настоящее время свободно?

– Да! Просто Дума сознательно затягивает юридическое событие – прекращение полномочий депутата, что открыло бы путь к назначению выборов в округе.

– Оговорен ли краевым законом срок принятия решения?

– Нет! Но любой срок должен быть разумным!

После допроса омбудсмена края выступила старший помощник прокурора Октябрьского района О. Протасова. Она поддержала требования заявителя. И просила суд учесть, что тот представляет не только свои личные, но и интересы населения округа. По окончании прений сторон суд удалился в совещательную комнату.

Уже через час судья З. Кравченко зачитала резолютивную часть решения суда. Когда было произнесено последнее ключевое слово «отказано», люди в зале еще некоторое время оставались стоящими и слушающими. Повисла пауза... Когда заговорили, первым прозвучало упоминание известного произведения великого русского писателя Николая Гоголя «Мертвые души». Ничего не изменилось: у нас на Руси любую ситуацию можно довести до абсурда, было бы желание или нежелание, как в нашем случае. Ведь если заявителю отказано, то тем самым признано, что полномочия депутата в округе на неопределенный срок по-прежнему исполняет… Олег Казначеев. Уж дали бы его душе успокоиться. Думцы сейчас, как известно, на летних каникулах. А когда вернутся, станут ли решать вопрос по существу, еще неизвестно. Ведь он уже выносился на обсуждение, но дважды находились причины отложить «до лучших времен». Интересно, а что будет, если, не дай Бог, нечто трагически-смертельное случится с большинством депутатского корпуса? Так и будем жить без депутатов? Кто же в таком случае, да еще и без кворума, снимет с них полномочия? А если вернуться на землю, то теперь, раз уж Фемида не сказала своего решительного слова, тянуть с принятием решения действительно можно сколько угодно, вплоть до окончания срока полномочий депутатов нынешнего созыва.

После вынесения решения В. Полубояренко сказал перед телекамерами: «Из происходящего на суде я понял, что существует некий, неизвестный мне закон, согласно которому в законодательном собрании должны заседать умершие депутаты». Решение суда он намерен обжаловать в высших инстанциях, вплоть до Страсбургского суда, если понадобится.

Редакция попросила дать свой комментарий состоявшемуся судебному решению и председателя законодательного органа-ответчика Игоря Епринцева. Он сказал следующее: «Решение суда – это лишенный каких-либо эмоций акт правосудия, вынесенный на основании действующего законодательства. Решение принято и подлежит исполнению. Что же касается эмоций, то не следует путать чаяния избирателей с амбициями отдельных лиц и стремлением использовать любой повод, даже столь трагический, чтобы привлечь внимание к своей персоне. Тем более что в округе погибшего Олега Казначеева депутатами городской Думы делается не меньше, чем в собственных, и это доказывают факты, приведенные в ходе судебного разбирательства».

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ