Несколько последних лет я с любопытством наблюдаю, как на ставропольскую школу № 22 «наезжают» жилые дома. Сначала построили один, теперь в стадии готовности второй – впритык к спортивной площадке. А чуть левее – в десяти метрах от футбольных ворот – возводят то ли очередную пивнушку, то ли магазин, предварительно вырубив березы.

Словом, земля вокруг очага образования «уходит» в надежные руки. И это, как показывает практика, самый безболезненный путь получения участка под строительство, поскольку можно избежать протестов со стороны жильцов близлежащих домов: они «мирные», пока не покушаются на их детские площадки и так называемые санитарные зоны.

Если говорить о реакции на сие высших эшелонов власти края, то она есть: пару лет назад тревогу забил губернатор, сообщивший, что «землю отбирают» у детских садов, школ и других образовательных учреждений. С тех пор эта тема стала модной и поднимается на многих заседаниях правительства. Что-то проверяла прокуратура, но о громких делах не слышно. А знаете, почему? Потому что в земельных отношениях в Ставрополе сам черт голову сломит. Это только сказать легко: «отобрали землю». А если углубиться в изучение вопроса, то окажется, что директора школ сами с радостью и счастливой улыбкой на лице отказываются от «излишков» земли в пользу строительной фирмы, направив соответствующую бумагу в администрацию Ставрополя. А еще выяснится, что само понятие «школьная территория» – это анахронизм. Да, есть спортивные площадки, клумбы с цветами, зеленые насаждения, которые традиционно находятся в пользовании образовательных учреждений десятилетиями. По факту, так сказать. А если подходить к проблеме строго юридически и спросить у директора, а где границы школьного земельного участка, он лишь смущенно почешет затылок. Нету! Подавляющее большинство школ до сих пор не зарегистрировали право собственности на земельный участок. Почему – вопрос интересный. Во-первых, нужны деньги и время, а во-вторых, кажется, никто в этом не заинтересован. А между тем, по словам главного архитектора края Юрия Расходова, активно уходит на сторону даже запас «на черный день»: например, в Юго-Западном районе Ставрополя отданы под жилье шесть площадок, зарезервированных под строительство школ и детских садов. Объяснить, что это такое? Уже сегодня устроить ребенка в садик весьма проблематично, и к иному заведующему без 10-15 тысяч «в конверте» не подойти. А через несколько лет мы будем возить детей, например, в Татарку…

Трудно поверить в бескорыстие чиновников, ведающих вопросами аренды муниципальных земель и строительства. Потому что застройка Ставрополя (и особенно его центральной части), осуществляемая дикими методами, часто с нарушением законов и требований контролирующих органов, без учета прав граждан и интересов самого города, просто подталкивает к выводу о процветании в этой сфере жуткой коррупции. Строительный бизнес приносит до 100 процентов (!) прибыли, которую «распиливают» заинтересованные лица. Это и к вопросу, почему жилье дорогое: слишком велики «побочные» издержки. А что же получает бюджет города, кроме платы за аренду земли, к слову, занимающей в его доходах очень скромное место? Наверное, все слышали, что многие города успешно торгуют земельными участками, выставляя их на аукцион. Все «прозрачно» и, самое главное, прибыль казне. У администрации Ставрополя тоже есть опыт торговли муниципальными землями, но, прямо скажем, – небогатый. Было это года три назад и недолго. Почему? Вопрос, наверное, риторический. Кстати, Земельный кодекс РФ предусматривает предоставление фирмам земельных участков под строительство на торгах (кто больше даст) или в аренду. То есть выбирать, следуя букве кодекса, городским властям. Но сплошь и рядом фигурирует аренда. Хотя даже право на заключение договора аренды можно продавать фирмам – на аукционе, кодекс разрешает. Но это уж больно экзотичный для наших чиновников вариант.

Любой, даже самый плохонький участочек, отдаваемый под захудалый ларек, имеет свою цену. Тем более – земля в центре. Знающие люди говорят, что стоимость скромного участка под многоэтажку начинается с пяти миллионов.

Бессистемное строительство аукнется городу уже в ближайшем будущем. Пока же за это никто не отвечает. «Отсутствие градостроительной документации, – говорит Ю. Расходов, – разработанной и утвержденной в полном объеме, и правил землепользования застройки позволяет властям довольно свободно оперировать территориями». Ясно, уважаемые ставропольцы, почему можно легко снести детскую площадку и построить на ее месте пивнушку?

Проблема, которую мы сейчас обсуждаем, «с бородой», но не каждого она касается лично. Хотя зарекаться не стоит. Я, например, уже не испытываю чувство любопытства, наблюдая, как строительные фирмы «обустраивают» территорию школы № 22, что в Юго-Западном районе. Теперь я уже возмущаюсь, потому что дошла очередь и до школы № 21, участок которой упирается в мой дом, а также соседних многоэтажек. На этот участок, как недавно выяснилось, претендует МУП «Стройинвест», которым уже получено положительное градостроительное заключение. Новую многоэтажку дельцы планируют поставить прямо на спортивную школьную площадку. И будет нам всем много «счастья»…

Андрей ВОЛОДЧЕНКО