В один год озимая пшеница вымерзла полностью. Весной предстояло пересеять восемь тысяч гектаров. И сделать это нужно было за десять дней: почва сохла быстро, а класть семена в сухую землю – бесполезно: не взойдут. Казалось, осилить такой объем весенне-полевых работ за короткий срок невозможно. Недоставало тракторов. Сеялок – тоже. Но главный инженер Н. Авраменко, заведующий мехмастерскими И. Краснянский, механики Д. Голованев, П. Чирва, Н. Рыбинцев, И. Юрченко сотворили чудо. Ценой неимоверных усилий они восстановили заброшенную технику, подлежащую списанию, и вывели на поля 105 сеялок.

На проведение сева поднялись все: домохозяйки, строители, плотники, электрики, слесари, водители, конторские работники … и даже пенсионеры. Сеяли от восхода до захода солнца. Иногда и ясными ночами. По одной тысяче гектаров в сутки и в отведенные сроки уложились.

Тяжело в тот год пришлось хлеборобам. Но еще труднее – животноводам. В условиях бескормицы они не опустили руки, не «сбросили» поголовье, а, собравшись с силами, смогли уберечь скот и птицу и продать государству 280 тонн шерсти, 900 тонн мяса, 950 тонн молока, 1 млн. 400 тысяч яиц. Посчитали, что за шесть месяцев зимовки тогда каждый чабан перенес своими руками 324 тонны груза.

В «Родине», как и везде, и хлеборобы, и животноводы добивались неодинаковых показателей. Кто-то шел впереди, кто-то отставал. Но те, у кого достижения были выше, никогда не хвастались ими и не скрывали, как удалось добиться успеха. Грешно не вспомнить Прасковью Герасименко. Эта стройная, хрупкая женщина оставалась передовой птичницей района на протяжении многих лет. Работала в примитивных помещениях. И все же умудрялась собирать по 200 яиц от одной курицы-несушки в год и перевыполнять плановые задания.

Чтобы узнать, как это ей удается, приехали в «Родину» птичницы из соседних хозяйств. Ходили по двору, заглядывали в курятники, словом, интересовались, как Прасковья Ефремовна ухаживает за своими несушками. Ничего особенно не заметили. Все было, как и у них. Только почему продуктивность их кур была ниже, не могли понять. За обедом хозяйка спросила гостей, как долго отдыхают их куры. Ночь, ответили они.

– А я не даю отсыпаться своим наседкам. Они двигаются у меня с пяти утра и до девяти вечера. У них идет яйцеобразование круглые сутки. Поэтому и несутся почти каждый день.

Охотно делясь своим опытом, воздвиженцы никогда не пренебрегали и чужим. Только внедряли его, лишь предварительно изучив. Брали, как говорится, рациональное зерно.

Как-то узнали, что в Кочубеевском районе тракторы ремонтируют обезличенно, бригадным методом. Это давало ремонтникам возможность хорошо заработать и обеспечивало высокое качество подготовки техники. А в «Родине» трактористы чинили машины в одиночку – каждый свой. Что и говорить, плохо было!

Во-первых, не все молодые механизаторы умели ремонтировать свои трактора. А во-вторых, бывало, из-за одной дефицитной детали, которую снабженцы не могли найти, трактор долго не выпускали из мастерских.

Новый метод устранял эти ненормальности. Во главе бригады поставили опытного механика Д. Ковалева и приступили к осенне-зимнему ремонту. Результаты превзошли все ожидания. К 1 февраля 90 тракторов стояли на линейке готовности.

В Воздвиженском человек труда всегда был в центре внимания. Отработал двадцать пять лет, добился хороших показателей – на тебе «Заслуженного колхозника». Вышел на пенсию, не сдал прежних позиций, активно участвуешь в общественной жизни коллектива – получай «Почетного колхозника». И первые, и вторые наделялись льготами: бесплатно обеспечивались зерном, кормами, углем, дровами, а пенсионеры – ощутимой прибавкой к пенсии. На щит славы возносили не только передовиков-одиночек, но и целые семьи, родители и дети которых являлись членами колхоза. Чтобы показать, какую они приносят пользу коллективу, проводили чествования лучших тружеников.

Из восьми трудовых династий самой многочисленной оказалась семья почетного колхозника И. Савченко. Иван Кузьмич – тракторист со стажем. На одном и том же мощном С-80 он проработал восемнадцать лет. Все молодые ребята и девчата, работавшие у него прицепщиками, впоследствии стали отличными механизаторами. Дети Ивана Кузьмича пошли по стопам отца. Старший сын, Иван стал незаменимым электриком машиннотракторного парка. Два других – Василий и Федор – классными водителями. Старшая дочь, Прасковья обслуживала дождевальный агрегат, меньшая, Евдокия ведала финансами колхозами.

Заботясь о живых, не забывали и о павших за нашу великую Родину. В честь погибших на полях сражений соорудили монумент и установили его на кургане. Рядом перезахоронили останки бойцов из братской могилы. Сюда же перенесли и прах артиллериста Бориса Баланина, сраженного вражеским снарядом на Маныче в 1943 году.

О погибшем красноармейце узнали из уст Александры Подлиной. Тогда она, молодая арбичка, кош которой находился неподалеку от батареи, стала свидетельницей его героической гибели. А когда развернулось движение «Никто не забыт, ничто не забыто!», рассказала о ней учащимся средней школы.

Был ли такой воин, откуда он родом и кто его родители? – с такими вопросами школьники обратились в архив Министерства обороны. Вскоре пришел ответ, подтвердивший слова старушки. Сообщалось также, что погибший родом из Луганской области Украинской ССР. И что родных у него не осталось. А из родственников в живых только один двоюродный брат. Он участвовал в перезахоронении и благодарил воздвиженцев за бережное отношение к памяти его брата, отдавшего жизнь за Приманычские степи.

Чтобы бродячий скот не осквернил священное место, решили огородить территорию, прилегающую к памятнику. На возведение ограды люди предложили свои деньги: мол, удержите по десять процентов с месячной зарплаты, возражать не будем. В райкоме КПСС тогда эту идею не одобрили: дескать, нехорошо брать деньги с людей. Могут пойти жалобы. Но каждый колхозник внес положенную сумму. В общую копилку поступило 11 тысяч рублей. За счет этого построили ограду. Потом благоустроили территорию. Посадили деревья, заасфальтировали подход, поставили скамейки, на электроопорах закрепили фонари. Теперь центр села не узнать. Он выглядит по-городскому. А районное начальство так и не дождалось жалоб.

Воздвиженцы – люди, умеющие постоять и за себя и, если это нужно, за своих руководителей. Они принимают критику в свой адрес, какой бы она горькой ни была. Но это при том условии, что критика справедливая. Но если их обижают незаслуженно, то могут дать сдачи так, что мало не покажется. Помнится, на одной из депутатских встреч председатель райсовета, взойдя на трибуну и уткнувшись глазами в толстую тетрадь со статистическими данными, сравнивал показатели «Родины» с достижениями другого, более крепкого хозяйства. Оратор объяснял отставание «Родины» слабой трудовой дисциплиной и неумелым руководством. На самом же деле в хваленом хозяйстве в тот год в мае-июне выпало две нормы осадков, а потому и собрали богатый урожай, продали полтора плана зерна государству, ну и, конечно, обеспечили животноводство кормами. «Родину» же донимала жестокая засуха. Зерна намолотили только для внутрихозяйственных нужд. Даже соломы недобрали. Пришлось заготовлять ее на стороне. Все это собравшиеся хорошо знали.

Сравнение докладчика показалось им неуместным. Звеньевая Д. Шрамко не выдержала и, встав с места, возразила оратору. Дескать, вы говорите неправду, товарищ председатель. «Родинцы» работают не хуже других. Выпало бы у нас столько осадков, мы бы тоже на высоте оказались. И трудовая дисциплина, и организация труда не считались бы слабыми. Да и руководители враз бы стали башковитыми.

– Вы видите соринку в чужом глазу, а в своем бревна не замечаете. Вот у вас торговля чем занимается? Хотела мужу брюки купить, пошла в магазин, а там ничего нет.

Председатель райсовета почувствовал себя неуютно. Пытался оправдаться. Но зал загудел. Тогда он быстро свернул встречу и укатил в райцентр, где устроил взбучку торговым работникам. На второй день из райпотребсоюза в село пришли две машины с товарами.

Какое село обходится без гулянок? Но гулянка гулянке – рознь. Одни проводят праздники с размахом, не считаясь со временем года. В Воздвиженском тоже любят попеть, потанцевать, как говорится, отдохнуть и расслабиться. Только здесь праздники проходят в пределах разумного. По-прежнему остается незыблемой старая традиция – не проводить массовых гулянок до завершения работ в поле. В Воздвиженском не в чести и самогон. В гости приглашают узкий круг людей – родных, родственников, друзей. Временем дорожат.

В Воздвиженском за годы советской власти была создана вся необходимая инфраструктура: построены добротная типовая средняя школа, фельдшерско-акушерский пункт, детсад, Дом культуры, столовая, пекарня, отделение связи. В дома подведены свет, газ. На крышах домов установлены антенны для приема телепередач. Через Калаус проложен капитальный мост. Много построено жилья. Здесь не увидишь приземистых землянок с подслеповатыми окнами. Нет и глиняных хат, крытых соломой или камышом.

Люди привыкли многие проблемы решать сообща.

*******

Вот такие люди жили и живут в Воздвиженском: трудолюбивые, находчивые, отзывчивые, предприимчивые, умеющие постоять за себя…