Несовершеннолетняя Ч. по наследству владела половиной дома, в котором проживал и ее взрослый брат, употреблявший наркотики и спиртные напитки, водивший шумные компании. Жилище из трех комнат общей площадью 50 кв.м. с большим приусадебным участком находилось в крайне запущенном состоянии, что и неудивительно при том образе жизни, который вел единственный родственник девочки. Чтоб решить свои проблемы, брат задумал дом продать. А недобросовестный посредник, действовавший от его имени, уговорил юную владелицу дать на то свое согласие, посулив приобрести жилье в лучшем районе, обставить новой мебелью, сделать ремонт. Обрадованная девочка, видевшая лишь стены детского дома, согласилась. По закону, подобные сделки совершаются с согласия органа опеки и попечительства, который должен защищать права несовершеннолетнего и не допустить ухудшения его жилищных условий. Такое разрешение посредником было получено. И это бы ничего, если бы в дальнейшем администрация детского дома, представлявшая интересы ребенка, и орган опеки проконтролировали, как выполняются условия договора.

Что же получила сирота? Жилье, состоящее из одной комнаты и кухни общей площадью 15 кв.м., без окон, отопления и водопровода. Подростка попросту обманули. По представлению прокуратуры района виновные привлечены к ответственности. А суд по иску органа опеки обязал недобросовестного посредника выполнить работы по благоустройству жилья в соответствии с договором. Трудно, однако, себе представить, как можно улучшить жилье, в котором нет окон.

Бывает и так, что дети долгое время проживают с родителями, лишенными родительских прав. Органы опеки затягивают решение вопроса об их устройстве в детские дома. Например, малолетний Б. с августа 2004 по март нынешнего года находился под «опекой» матери-наркоманки, жил в обстановке, угрожающей его жизни и здоровью. Оказывается, родительница самовольно забрала ребенка из больницы, куда он был временно помещен, и никто не обеспокоился его судьбой. После внесенного прокуратурой представления ребенок помещен в детское учреждение.

Тотально, можно и так сказать, нарушаются права лишившихся родительского попечения ребят на полное государственное обеспечение по нормам, установленным для воспитанников детских домов. Одна чиновничья структура перекладывает ответственность на другую, а та – на третью… Вот такая цифра. На содержание 109 таких детей, состоящих на учете в органе опеки и попечительства Октябрьского района, только за 2001 – 2004 гг. было недоплачено свыше 3 млн. рублей. Это если исходить из стандартов, установленных правительством РФ. Однако, как выяснилось в ходе проверки, выплата пособий осуществлялась по другим нормам, оговоренным постановлениями главы Ставрополя. И эти нормы, как пояснили в городской администрации, еще не в пример выше среднего показателя аналогичных выплат по краю. Довольно странный аргумент – у других, мол, и того хуже. Сложившуюся ситуацию городское управление образования, как водится, объясняет нехваткой средств в городском бюджете и «экономной» позицией минфина края. Действительно, за проверенный прокуратурой период реальные потребности города были профинансированы лишь наполовину.

Прокуратурой района предъявлены иски о взыскании недоплаченных детям денег. Один из них недавно рассмотрен мировым судом Ленинского района. Сумма недоплаты взыскана с министерства финансов края. Решение суда в установленные сроки обжаловано не было и вступило в законную силу. Но деньги детям пока не возвращены. И есть опасение, что случится это нескоро.

Во втором «раунде», при рассмотрении остальных исков, представители администрации города неожиданно изменили позицию и заверили суд, что выплачиваемых пособий вполне достаточно для содержания детей, так что опекуны даже могут откладывать часть денег про запас. Для справки: в настоящее время пособие на одного ребенка до 3-х лет составляет 1125 рублей, с 3 до 6 лет – 1403, школьного возраста – 2069. Интересно, городские чиновники смогли бы содержать собственных детей на такие деньги?

Чаще всего детей, оставшихся без родителей, на «уполовиненное» пособие содержат бабушки и дедушки. У опекунов-пенсионеров только один выход – экономить на всем: питании, одежде, обуви, не говоря уже о затратах на культурно-массовые мероприятия, что почти всегда вызывает у детей комплексы. Дети, посаженные на такой голодный «паек», как правило, ослаблены, страдают различными хроническими заболеваниями и, как никто другой, нуждаются в усиленном питании и лечении.

– Интересно, что представитель краевого минфина в суде заявил, что выплата пособий профинансирована в полном объеме. И не согласился с представленными управлением образования Ставрополя расчетами недоплаты. Однако никаких документов, подтверждающих свои доводы, не представил, – поясняет старший помощник прокурора Октябрьского района Наталья Притуленко. – Просто заявил, что надо призвать в качестве арбитра министерство образования края, поручив ему проверку представленных расчетов. А пока отложить рассмотрение дела. Похоже, это и есть главная цель финансистов – затянуть процесс…

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ,